Kirillov Vladimir Yurievich (kirillov_v_y) wrote,
Kirillov Vladimir Yurievich
kirillov_v_y

Анафема РПЦЗ экуменизму: факты и значение (Д - 7,8,9)

7. Святоотеческое толкование притчи о плевелах... (Мф. 13:36-43)

Ввиду важности в наше время этой притчи провожу её толкование, опубликованное в конце XIX века в «Троицких листках») почти полностью (https://azbyka.ru/otechnik/Biblia/svjatoe-evangelie-ot-matfeja-s-tolkovaniem-svjatykh-ottsov-troitskie-listki/64).

Когда «Господь пришел в дом, ПРИСТУПИВ К НЕМУ, УЧЕНИКИ ЕГО СКАЗАЛИ: ИЗЪЯСНИ НАМ ПРИТЧУ О ПЛЕВЕЛАХ НА ПОЛЕ. … ОН ЖЕ СКАЗАЛ ИМ В ОТВЕТ: СЕЮЩИЙ ДОБРОЕ СЕМЯ ЕСТЬ СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ, – так любил называть Себя Господь Иисус Христос. Он сеет доброе семя слова Божия как Сам, лично, во время Своей земной жизни, так и после – до конца мира сеет через Своих апостолов, пастырей и учителей Церкви. Целый мир, вся земля, все народы – вот обширное поле для этого сеяния: ПОЛЕ ЕСТЬ МИР, по которому распространится Его вселенская Церковь. ДОБРОЕ СЕМЯ, ЭТО СЫНЫ ЦАРСТВИЯ, – это те, в которых благодатное семя слова Божия пустило корни, проникло в сердца, соделало их самих пшеницей Божией, готовой для житницы Небесной, для Царствия Божия. А ПЛЕВЕЛЫ – СЫНЫ ЛУКАВОГО; ВРАГ, ПОСЕЯВШИЙ ИХ, ЕСТЬ ДИАВОЛ. С великим злорадством, видимо, подражая Христу Спасителю, сатана во всем противодействует Ему: «после пророков, – говорит святитель Златоуст, – являются лжепророки, после апостолов – лжеапостолы, за Христом явится антихрист». Как Христос проповедует людям истины спасительные, так диавол через своих слуг, отчаянных грешников, еретиков и лжеучителей, сеет в умах людей гибельную ложь и заблуждения, а в сердцах – разные пороки, приукрашивая все это подобиями истины и добра; поэтому Господь и называет их не другим каким-либо семенем, а именно – плевелами, которые походят с виду на пшеницу. “Диавол, – пишет святитель Златоуст, – пока не видит, к чему ему подделаться, ничего не начинает, даже не знает, как приступить к делу. Поэтому и теперь, приметив уже, что посеянного и укоренившегося он не мог ни похитить, ни заглушить, ни пожечь, вымышляет другого рода обман, а именно – всевает собственные семена”. Он сеет свои плевелы тайно, незаметно, когда люди спят, когда недостаточно хранят ниву стражи, к ней приставленные, т. е. пастыри Церкви, когда и сами верующие живут безпечно, слишком доверчиво слушают всякого самозванца-учителя, и сами становятся плевелами на ниве Божией, слугами диавола, “сынами лукавого”. “Спят люди духовно, когда безпечно закрывают очи ума и не хотят взирать на свет истины Евангельской, когда, подобно мечтающим во сне, не управляют мыслями своими, не обуздывают желаний своих. Спят они, а враг крадется во тьме забвения о Боге и законе Его и сеет свои плевелы”, – говорит митрополит Филарет Московский. “Возвещая об этом, – поясняет святитель Златоуст, – Господь научает нас непрестанно бодрствовать, постоянно быть на страже. Но как, скажешь, возможно пробыть без сна? Без сна естественного невозможно, а без сна произвольного возможно”.

Потому и Павел сказал: “Бодрствуйте, стойте в вере” (1 Кор. 16:13). В следующих словах притчи: “когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы”, Господь с точностью описывает поведение еретиков: сначала они себя прикрывают, когда же кто-нибудь вступит с ними в разговор, тогда они изливают свой яд. Посмотри, какова злоба диавола. Он не сеял прежде, потому что нечего было погубить. Но когда уже все засеяно, сеет и он, чтобы испортить стоившее многих трудов земледельцу. Такую сильную вражду обнаружил во всем против Христа диавол!” Слуги, осмотрев поле, предлагают хозяину вырвать плевелы. Кто же эти слуги? Это люди, ревнующие о Господе, но не знающие, “какого они духа”, люди, подобные тем двум ученикам, которые хотели низвести огонь на негостеприимное самарянское селение (в наше время, это те, которые требуют предать анафеме целые Поместные Церкви, участвующие в экуменизме и, тем самым вырвать и плевелы, и пшеницу – ВК). Их вопрос: откуда плевелы? изображает то смущение, удивление, недоумение, которые особенно сильно тревожили сердца ревнителей веры в первые века христианства при виде горьких смут от еретиков, волновавших Церковь Божию своими лжеучениями. Откуда в ней эти ереси и расколы? Господь отвечает на эти недоумения: враг это сделал; в нем едином источник всех зол, он всюду сеет плевелы... “Заметь, – говорит святитель Златоуст, – усердие слуг: они с нетерпением готовы уже выдернуть плевелы, хотя поступают не совсем осмотрительно. А это показывает их заботу о посеянном; они имеют в виду не то, чтобы наказан был сеявший плевелы, а единственно то, чтобы не погибло посеянное господином”. Впрочем, избрав средство, не осмеливаются сами собой привести его в исполнение, но ожидают, что скажет господин и спрашивают его: “хочешь ли?” В этом вопросе слышится желание искоренять ереси и подавлять зло внешней силой, но Господь решительно запрещает такой способ борьбы со злом; во-первых, потому что, истребляя еретиков и явных грешников, легко можно погубить с ними и праведных, во-вторых, потому что никто, кроме единого Бога Сердцеведца, не может безошибочно отличить лицемера от праведника; в-третьих, потому что многие из грешников еще могут перемениться и сделаться праведниками: “Многие, – говорит блаженный Августин, – исправляются, как Петр; многие терпимы, как Иуда; многие не обличаются до пришествия Господа, Который осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные помышления”; в-четвертых, для того, чтобы научить Своих терпению; в-пятых, чтобы показать грешникам Свое великое милосердие и тем оправдать строгость Своего правосудия и, в-шестых, чтобы дать случай праведным заслужить венец блаженства скорбями от грешников. Впрочем, Господь, по объяснению святителя Златоуста, не запрещает останавливать успехи еретиков, заграждать им уста, обуздывать их дерзость, нарушать их скопища и заговоры; но запрещает их убивать и истреблять (т. е. Господь не запрещает от еретиков отгораживаться, отделяться, перестать их поминать, обличать и т. д., но запрещает лишь только физическое насилие – ВК).

Внимай, какова красота Господа: Он не просто объявляет Свой приговор, но объясняет и причины, приводя на память слова Иоанна Крестителя, в которых изображен Он Судией. “Оставьте расти вместе то и другое до жатвы”, а ЖАТВА ЕСТЬ КОНЧИНА ВЕКА. “Итак, Церковь до конца веков будет совмещать в себе добрых и злых, без вреда для добрых, – говорит блаженный Августин. – Если и оказываются в Церкви плевелы, то это не препятствует нашей вере и любви; усматривая плевелы в Церкви, мы не должны от нее отпадать. Нам должно только стараться самим быть пшеницей, чтобы, когда пшеница будет собираема в житницы Господа, наши труды и попечения не остались безплодными”. “Если бы Матфей, – говорит блаженный Феофилакт, – исторгнут был из этой жизни, когда был в числе плевел, то вместе с ним погибла бы имевшая впоследствии прозябнуть (произрасти) от него и пшеница слова его. Так точно и Павел, и разбойник, когда были плевелами, не были истреблены, чтобы впоследствии произросла их добродетель”. Церковь Христова в нынешнем состоянии уподобляется ковчегу Ноеву, в котором вместе с чистыми были и нечистые животные, или неводу, в который вместе с рыбой попадают и разные гады... Поэтому тяжким грехом гордости духовной согрешают те, которые, подобно раскольникам, штундистам (сектантам в южных областях России, отвергающие Церковь) и сектантам, сами отделяют себя от единения с Церковью, указывая на то, что в ней много грешников (под Церковью надо понимать Православную Церковь, Тело Христово, не имеющее по определению связи с еретиками, а не ими управляемую организацию: их земную, видимую структуру, и для этого пребывать по возможности в единении с истинно-православными епископами, которые и представляют истинную Церковь, как это можно увидеть из жизнеописаний святых, в том числе на примере Новомучеников и Исповедников Российский – ВК)… Придет время жатвы и жнецы Небесные отделят эти плевелы от пшеницы: А ЖНЕЦЫ СУТЬ АНГЕЛЫ, которые будут сопровождать Господа при Его Втором пришествии...».

8. Протоиерей Лев Лебедев. Экклезиологическое сознание пастыря

Илл. 108. Протоиерей Лев Лебедев, г. Курск

«Истинное священство, естественно, возможно только в истинной Церкви, которая, по Апостолу, есть таинственное Тело Христово, Глава коему – Сам Христос, мы же все суть члены этого Тела. Поэтому для любого пастыря, как впрочем и для любого верующего, вопрос об истинности той Церкви, в которой он пребывает или должен пребывать, далеко не только теоретический (научно-богословский), но в высшей степени жизненно-практический! От него зависит не более и не менее как самое важное – спасение человека! Приходится повторить и подчеркнуть, что верующие спасаются не признанием круга определенных истин об устройстве бытия, не добродетелями и даже не исполнением заповедей Божиих, а тем, что некоей частицей, клеточкой входят в живой благодатный организм Тела Христова, глава которому Он Сам, и который животворится, просвещается и движется Духом Святым. Здесь, причащаясь Телу и Крови Христовой и иным таинствам, люди становятся едины со Христом и друг с другом, и, поскольку Христос воскрес в Своем человеческом теле, то и все, входящие в Его мистическое Тело – Церковь, воскресают с Ним в жизнь вечную «будущего века». Вне Церкви, как Тела Христова, невозможно и воскресение... Вне Церкви нет спасения. Отсюда, если человек входит в действительное Тело Господа Иисуса, ему идут в пользу и правая вера, и добрые дела, и иные подвиги. Если же не входит, то сами по себе никакие подвиги и вероучительные истины, принимаемые им, никакой пользы ему принести не могут.

Неудивительно, что с древнейших времен для христиан одним из важнейших всегда был вопрос, что есть Церковь и что не есть она? Вполне понятна отсюда и та острота борьбы с ересями и расколами, которая была характерна для Церкви во все времена, когда возникали еретические или раскольнические «шатания».

Мы живем в эпоху очередных и едва ли не последних и сильнейших таких «шатаний», возымевших поистине глобальный характер.

Теперь уже нет единства и в бывших некогда безусловно православными Поместных Церквах. Здесь расколы и разделения происходят по причине так называемого «экуменического движения» и «сергианства». В такой обстановке сильных и всеобщих шатаний особое значение приобретает экклезиологическое сознание пастырей Русской Православной Церкви заграницей. Ибо кто, как не пастырь, прежде всего обязан указать верующим, где Истина, а где ложь, где Православие, а где ересь, где Церковь, а где только видимость её!.. Если 300 лет тому назад, в конце XVII века, когда русские люди, их вера, вся церковная жизнь были куда как покрепче, чем теперь (!), идейное движение нескольких священников, несогласных с обрядовыми и книжными исправлениями Патриарха Никона, привело к церковному расколу, не преодоленному и по сей день, то что сказать о нынешних временах, когда «шатания» начались и среди епископов – столпов Церкви!

Это страшно. Ныне православные, в том числе – пастыри, вынуждены быть очень бдительны, дабы не быть сбитыми на еретический путь... Не есть ли сие та «година искушений, грядущих на всю вселенную, дабы испытать живущих на земле» (Откр. 3:10-11), о которой нас давно предупреждал Апокалипсис? Если так, то подобно эпохам таких великих шатаний, как, например, иконоборчество, в наше время промыслительно на совесть и сознание каждого члена Церкви Богом налагается ответственность решать, в Церкви он, или вне её, то есть, где подлинно Церковь Христова, а где еретическое сообщество под маской Церкви. Так нужно. Так испытывается главное в православном христианине – чувствует ли он Бога, Христа, Духа Святого или не чувствует...

Тогда каждому православному и прежде всего – истинному пастырю Церкви нужно включить в свою внутреннюю работу всё: духовное зрение, здравое рассуждение, данные нужных церковных книг, историю Церкви.

Книг и исторических данных достаточно. Укажем лишь некоторые. Православное учение о Церкви основано на Символе веры: «Верую во едину, святую, соборную и апостольскую Церковь».

Отсюда уже ясно, что Церковь Христова может быть и должна быть едина и одна. Не может быть нескольких Христовых Церквей. Особенно отчетливо о единстве и единственности Церкви писали наши соотечественники А. С. Хомяков в книге «Церковь одна», доцент В. Троицкий в «Очерках из истории догмата о Церкви» и он же, но уже как архиепископ Иларион книге «Христианства нет без Церкви». Еще ближе к нашим временам сербский богослов доктор-архимандрит Иустин (Попович) написал замечательную книгу «Православие и экуменизм». Одна из его основных мыслей состоит в следующем. У Христа не может быть нескольких «тел». Поэтому разделение Церкви (как Тела Христова), о котором толкуют экуменисты, – явление онтологически невозможное. И его никогда не было» (!). Но были и могут быть только «отпадения от Церкви».

Основополагающим пособием для решения вопроса, где Церковь, служит «Книга правил» (желательно иметь издание с толкованиями авторитетных канонистов). Каноны Церкви (правила), как мы уже говорили, – не что иное как законы жизнедеятельности благодатного организма Тела Христова. Читатель правил обнаружит в них, в частности, что с еретиками и их сообществами ни в коем случае нельзя общаться в делах веры, только помолившийся с еретиками православный епископ, или священник или диакон подлежит лишению сана. Найдет читатель и 15-е правило Двукратного Константинопольского собора (IX век), согласно которому пастыри безусловно должны выходить из послушания своему архипастырю, если он открыто (публично) проповедует ересь, осужденную соборами или отцами. Там же еретичествующие епископы названы «лжеепископами», т. е. лишившимися сана. И поэтому уходить от них можно (и нужно!) даже прежде всякого соборного о них решения и определения церковного (т. е. до того, как их формально извергнут из сана).

Прежде, чем сказать о том, как эти правила могут быть применены в некоторых случаях современности, скажем о том, что стоит за всеми этими и иными подобными строгостями древних канонов Церкви по отношению к ересям и еретикам. Стоит за этим любовь! Любовь ко Христу и Его Церкви. И связанная с такой любовью – верность! Подобная верности невесты своему жениху. А в терминах Священного Писания отношения Христа и Его Церкви описываются как отношения Жениха (Агнца) и Его «жены-Невесты» (Церкви). Поэтому подлинная Церковь Христова как Его Невеста должна быть (и будет!) всегда непорочна, то есть не может прелюбодействовать с теми, кто вне Христа или отпал от Него. А совместные молитвы с еретиками – это и есть духовное прелюбодеяние, т. к. единение в молитве – это соединение по духу, подобное соединению по плоти мужчины и женщины. Следовательно, «година искушений» всей вселенной для «испытания живущих на земле», – это в значительной мере проверка любви и верности православных Небесному Жениху своей души – Христу.

Но ныне экуменисты твердят о другой любви – о любви к людям-еретикам, упрекая Церковь и её древние правила в недостатке такой человеческой «любви». Этот «недостаток» они, экуменисты, теперь будто бы и восполняют «диалогом любви» и братским «христианским» молитвенным служением с теми, с кем правила запрещают молиться.

Как же обстоит дело в Церкви с такой любовью? Один из великих отцов Церкви, преподобный Максим Исповедник, по этому поводу говорит: «Я не желаю зла еретикам и не радуюсь о их погибели. Боже упаси! Я еще не сошел с ума, чтобы предпочитать человеконенавистничество человеколюбию... Но я не называю человеколюбием, но человекоубийством, когда кто станет утверждать еретиков в их пагубных заблуждениях на неминуемую погибель этих людей». Поэтому «в делах веры нужно быть резким и непримиримым», – пишет учитель Церкви.

Что же более может «утверждать еретиков в их пагубных заблуждениях на их неминуемую погибель», как не признание со стороны «православных» экуменистов, что еретики и их еретические «церкви» – это тоже христианство, тоже, имеющее Божию истину и благодать, что все они нам, «православным», «братья»? Так оказывается, что «любовь» экуменистов к «христианству» разных конфессий оборачивается человекоубийством для представителей этих последних, т. е. вовсе любовью не является.

Здесь кознь «князя тьмы», соединенная с политикой очень сильных «міра сего», имеющей целью смешать воедино не только все «христианство», но и все прочие религии и культы, дабы создать новую синтетическую всемірную «общечеловеческую» религию и «церковь» для удобства грядущего Антихриста и превращения им этой «новой религии» в обыкновенное поклонение диаволу – Люциферу. Вот и все.

Как с этой точки зрения рассматривать экуменизм некоторых Поместных Церквей, вступивших в экуменическое движение? Да только так, как Дух Святой и учит, – как отступление, как отпадение от Христа, духовное прелюбодеяние. С такими отступниками у подлинной Церкви Христовой не может быть никакого молитвенного, и тем паче, евхаристического общения.

Современный пастырь должен очень хорошо и отчетливо себе это представлять. Но он должен также трезвенно учитывать и немощь своих прихожан, из коих многие – не духовные, а душевные люди (по терминологии апостола Павла) и рассуждают душевно. Примером «душевного» рассуждения о современных церковных делах может являться очень распространенное суждение: «Посмотрите, как много хороших, добрых, искренних людей (и священников) в этой Церкви! Как же можно всю эту Церковь считать “еретическим сообществом”, не общаться с ней, не признавать церковью, не считать действительными ее таинства!» и т. д. Хороших по личным качествам людей можно немало найти и у католиков, и у протестантов, и у сектантов, и даже у атеистов (коммунистов). Но ведь не в личных качествах человека дело! Дело в том, кому или чему он принадлежит своим сознанием и сердцем. Кому он себя добровольно подчиняет? «Отец лжи»-диавол, изощрившийся в соблазне людей, для многих вовсе не требует превращения в нравственно-отвратительных типов; ему достаточно того, что они пребывают вне подлинной Церкви, вне Христа, – и только! Между прочим, иной раз именно по этой причине диавол и оставляет их быть хорошими и нравственными, не подвергая сильным соблазнам пороков и преступлений...

Пастырь должен хорошо знать, что любое церковное сообщество – это всегда единый организм, связанный не только внешней структурой управления, но и мистически – через уставное литургическое поминовение имени Предстоятеля (Первоиерарха). Если священник поминает, к примеру, нынешнего патриарха Московского, как своего «великого Господина и отца», то будь этот священник трижды против экуменической ереси, будь он трижды добрым, хорошим и т. п., – он неизбежно является соучастником еретичества своего патриарха, как его «раб» (слуга) и «сын».

Следует сказать несколько слов и о «сергианстве». Когда с 1927 года в Православной Церкви в России началось великое «шатание» в связи с расколом, учиненным митрополитом Сергием (Страгородским), большинство епископов, священников и мірян, как в самой России, так и за рубежом, совершенно правильно оценили и «декларацию» м. Сергия, и его узурпацию власти, и антиканонический образ создания его «синода», как явное и ужасающее отступничество от веры, попрание канонической основы Церкви. Русская Православная Церковь заграницей вынуждена была прекратить общение с м. Сергием и его единомышленниками. Однако, и митрополит Антоний (Храповицкий) и иные иерархи, в том числе и находившиеся в России, какое-то время пытались обращаться к м. Сергию с увещаниями, обличениями, доказательствами его неправоты. Эти увещания носили иногда очень «мягкий», братский характер (как письмо митрополита Антония), иногда – сдержанный, объективный (как письмо Соловецких узников), а иногда резко обличительный. Но целью всех обращений к отступившему или отступившемуся было одно – побудить м. Сергия осознать свои ошибки, исправить их, вернуться на правый и канонический путь и тем сохранить единство Церкви. Как известно, м. Сергий на это не пошел, да и не мог пойти, т. к. в своей декларации 1927 года он заключил нечто такое, чего в Церкви никогда не было и быть не может, а именно – добровольное духовное братание с откровенным и наглым богоборчеством, с духом Антихриста. Многие расценивали это как ересь, т. е. как искажение вероучения. И правда, Священное Писание однозначно и определенно говорит: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными; ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным... (II Кор. 6:16). И в ином месте – «...дружба с міром есть вражда против Бога... Кто хочет быть другом міру, тот становится врагом Богу» (Иак. 4:4). Прямо вопреки этому учению и верованию Церкви «декларация» м. Сергия утверждена, что кто хочет быть другом Богу, должен быть другом міру, и что дружба с міром есть дружба с Богом, ибо, по словам «декларации», православные считают, что «успехи» Велиара, тьмы, беззаконников и неверных – «наши успехи», а «неудачи» всех этих сил тьмы – «наши неудачи», и любой удар, направленный в бандитское государство этих темных сил (в «Союз») – это удар в нас» (– в Церковь!).

Многие русские люди оценили это даже не как ересь, а как нечто худшее. Так, епископ Ижевский Виктор (Островидов) в октябре 1927 года писал, что декларация м. Сергия «есть возмущающее душу верующих глумление над Святой Православной Церковью и над нашим исповедничеством за истину Божию. А через предательство Церкви Христовой на поругание “внешним” оно есть прискорбное отречение от Самого Господа Спасителя. Сей же грех, как свидетельствует Слово Божие, не меньший всякой ереси и раскола, а несравненно больший, ибо повергает человека непосредственно в бездну погибели...»

В затруднительных случаях пастырь обязан обсуждать, молиться и изучать вопросы церковной жизни, но не может брать на себя дерзновения делать категорические заявления по ряду церковных вопросов, как бы восхищая право архиерейского соборного суждения об этих вещах. Можно представить факты и собственные выводы и предложить их соборному рассуждению Русской Православной Церкви заграницей, славимой всегда всеми верными, даже в России, за твердое стояние в вероучительной и канонической истине и правде!

Дай Бог, чтобы до Второго Славного Пришествия Христова продолжалось такое стояние! «Держи, что имеешь», – говорит Господь ангелу Филадельфийской Церкви в Откровении. Ничего большего и лучшего невозможно пожелать и любому истинному пастырю Церкви! Держать до конца, несмотря на все соблазны и «шатания», правую веру, правую Церковь, – значит победить все козни диавола, Антихриста и всех темных сил міра сего».

Протоиерей Лев Лебедев. «Заметки по пастырскому богословию»

(изд. «Русский пастырь», Сан-Франциско, 1999 г., стр. 130-137)

9. Митрополит Виталий о Церкви и Московской патриархии

Илл. 109. Митрополит Виталий (Устинов)

«…Что такое Церковь?

Господь, когда сказал в святом Евангелии, что он основывает Свою Церковь и врата адовы её не одолеют, то этим Господь указал нам на непобедимость её. Церковь есть истина, Сам Христос в Церкви, фактически Церковь, это – Сам Христос. Потому что Церковь непременно богочеловеческая. А кто в совершенстве соединяет эти два существа: Божие и человеческое? Христос. Значит, Христос есть сама Церковь. Мы же призванные быть её членами – человеки. Наша задача – обожествится и как можно ближе приблизиться ко Христу, главе нашей. Вот, что такое Церковь. Это есть тайна Божия. Каким образом соединяется Божество с человечеством, это есть непостижимо человеческому естеству, человеческому уму. И вот этому Организму обещано, больше никому, никакому народу, никакому племени, никому не было дано это обещание Самим Богом, только Церкви Христовой.

Церковь Христова, это – тайна. Наш поэт, писатель замечательный, Хомяков (хотя он был мирянином, он был праведный человек) он ближе всех подошёл к определению, что такое Церковь, сколько возможно уму человеческому. Он её определил так: «Церковь есть единство Божьей благодати живущей в разных душах человеческих». Мы можем к этому ещё добавить: в размере, в котором душа человеческая может принять и в том разнообразии, в котором даёт Дух Святый. Вот это есть первоначальное, настоящее понимание Церкви. Конечно, это есть единомыслие и единодушие, это есть жизнь во Христе. Вот кому дано обещание.

Люди, рассеянные в одной стране, скажем, которые имеют в себе благодать Святаго Духа, одинаково мыслят и одинаково чувствуют, они, конечно, будут органически соединяться, искать друг друга и непременно соединяться. При одинаковых условиях эти люди, соединившиеся во Христе, начнут строить церкви. Но это уже последствия, отсюда придёт организация: приходы, епархии, патриархии, что хотите… Но никогда не надо забывать, что Церковь, это есть – тайна, тайна из тайн. А это совершенно забыто, и потому говорят: вот Московская патриархия – Москва, патриарх, митрополиты, епископы, 85 или 100 архиереев, 100 значит епархий, десятки тысяч приходов, вот это – Церковь. Нет, если всё это огромное тело не имеет в себе Христа, не имеет в себе истины, не соединяется со Христом, не стремится своё человеческое естество соединить с Божеским, то это уже не Церковь. Это мы забыли совершенно, но это самое главное…

Московская патриархия как организм, как администрация, конечно, порочная. Она ввела в свою жизнь, пользуясь всеми внешними атрибутами Церкви Христовой (храмы, купола, кресты, иконы, облачения, митры, свечи и прочая), пользуясь всем этим, она ввела в свой организм не Христову волю, не Божию волю. И, таким образом, при всех внешних данных Церкви они утратили самое главное: Божию волю, которая и может только руководить Церковью Христа. Вот это, – главный грех Московской патриархии. А уже от этого недостатка или даже отсутствия полного Христа происходят всевозможные пороки, грехи, что хотите, может произойти от этого. И (происходит) накопление неправды ещё больше: вторая неправда, это – экуменизм, совершеннейшая неправда.

И таким образом, это гигант стоит на глиняных ногах, гигант на глиняных ногах.

Теперь, если спросите меня о наших приходах. Кто такие наши прихожане? Я вам отвечу на это: наши прихожане – это не только эти 90 или, может быть, 100 приходов (российских, относящихся к юрисдикции РПЦЗ – ВК). К нам принадлежат все те батюшки, прекрасные батюшки, которые изо всех сил, в поте лица, стараются исполнить волю Божию, будучи в Московской патриархии, и стонут от того, что сознают, что ихняя верхушка, которая ими руководит, она не Божия. И, вот, эти все батюшки, которые стонут, которые воздыхают, они все наши! Все люди, которые в России сейчас понимают и всё больше им открывается неправда московской администрации, скажем так, они все – наши! А ну-ка посчитайте, сколько их будет тогда! Вот в чём трагедия Московской патриархии… Они чувствуют, у них коленки дрожат, они чувствуют, вот почему они не могут наши приходы совершенно перенести. Они же потеряли десятки тысяч приходов, к униатам перешедших, и их это совершенно не интересует, они не волнуются, но когда появляется наш приход в квартире, уже всё взволновано у них, потому, что они знают, что это настоящая церковь Христова, своим только существованием их обличающая. Вот что такое наша Церковь, это не 90 или 100 приходов, это что-то очень большое» (Канадское радио. Религиозная программа» (https://www.youtube.com/watch?v=77EdkFxpZCM&list=PLCanJfFm1N7fsGGt_OP8X4mJcYmiwD1kO&index=54).

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment