Kirillov Vladimir Yurievich (kirillov_v_y) wrote,
Kirillov Vladimir Yurievich
kirillov_v_y

Category:

Бостонский вопрос ‒ нравственный или экклезиологический? -1-

IMG_1785 как смарт-объект-1

При всём моем искреннем желании закрыть, наконец, «бостонскую» тему, сделать это пока не удается, ‒ общими усилиями вспоминаются дополнительные факты, обстоятельства и свидетельства, которые приходится принимать во внимание.

Сейчас у многих на устах имя Епископа Григория (Граббе), которому они даже доверяют более чем Митрополиту Виталию, поэтому, поневоле придется обратить пристальное внимание на некоторые аспекты деятельности этого маститого иерарха, многие годы стоявшего у руля Русской Зарубежной Церкви. В частности, выяснить на примере его Прошения Архиерейскому Собору его отношение к т. н. Бостонскому делу. Тем более что один из комментаторов моей статьи («Заметки мирянина по вопросу бывшего священника Виктора Мелехова») сделал, как он написал, «важное напоминание, что епископ Григорий (Граббе), который уж точно знал Церковные каноны и практику их применения в истории Церкви лучше всех в Зарубежье, считал это “лишение сана” (ушедших в раскол бостонцев) незаконным (и его позиция не была секретом)».

В связи с этим заявлением, наверное, будет интересно познакомиться с Прошением Епископа Григория Собору Епископов, в котором, можно предположить, пойдет об этом речь. Возможно, имеются и другие заявления этого иерарха на эту тему, но они являются для меня пока настоящим «секретом». А также, выяснить разрушительный характер деятельности в РПЦЗ(В) бывш. свящ. В. Мелехова.

При этом надо учесть одну особенность, что откровенная и нелицеприятная дискуссия, происходящая в моем Журнале, идёт в первую очередь не о той или иной личности, какой бы значительной она не была, а об историческом пути Зарубежной Церкви, который разные церковные деятели интерпретируют по-разному вплоть до полного его искажения.

Иподиакон В. Кириллов

*****

Прочитав Прошение Епископа Григория (Граббе) Архиерейскому Собору (помещённое ниже), трудно удержаться, чтобы не прокомментировать его хотя бы в какой-то мере, т. к. этот документ сильно отличается по духу от того, что раньше выходило из-под пера этого церковного писателя.

Еп. Григ.1

Если первая, вступительная его часть, где Преосвященный Еп. Григорий напоминает своим собратьям о своей роли и о значении РПЦЗ – безукоризненна (особенно важно его напоминание о пастырском подходе, базирующимся на сочетании истины и любви, характерном для Русской Зарубежной Церкви при решении тех или иных вопросов), то вторая его часть может легко привести в смущение тех, кто знает суть излагаемого Бостонского дела.

Прежде всего, Епископ Григорий, который хорошо (может быть лучше, чем кто-либо) знал дела Бостонского монастыря, лично не отрицает воздвигнутые против его настоятеля, архимандрита Пантелеимона (Метропулоса) обвинения нравственного порядка, а говорит, что бостонская паства считает обвинения против него несправедливыми и более доверяет ему (о. Пантелеимону), чем Высшей церковной власти.

Но ведь для того и производилось дознание специальной Синодальной комиссией, с участием Архиепископа Антония Лос-Анжелосского и Епископа Алипия Кливландского, (т. е. вызывались свидетели, зачитывались свидетельские показания и т. д.), чтобы определить справедливы ли были или не справедливы выдвинутые обвинения. И это дознание происходило в течение многих месяцев.

Причем, нужно учесть, что Бостонским делом начал заниматься Зарубежный Синод не по своей инициативе. И не вдруг, и не по какому-нибудь злому умыслу начал он «атаковать» бедного архимандрита Пантелеимона. В Архиерейский Синод задолго до открытой фазы скандала начали поступать многочисленные жалобы, и Синод просто был вынужден заняться этим неприятным во всех отношениях делом. И этот «шум» и скандал начал вовсе не Синод, а сам о. Пантелеимон своим нехристианским поведением (вовлечением в него своей паствы с помощью наговоров на РПЦЗ).

Получается, что Преосвященный Еп. Григорий ставит в вину Синоду, что тот вообще взялся распутывать бостонский клубок и имел неосторожность прийти к печальным выводам, и теперь призывает его к снисхождению и милосердию, причем, по отношению к не кающимся и не хотящим признать свою вину, несмотря на неоспоримые свидетельские показания потерпевших. И более того, предлагает поиск путей к умиротворению недовольной греческой паствы: может быть с помощью публичного извинения представителей Архиерейского Синода перед «пострадавшим» от «карательных мер» настоятелем Преображенского монастыря?

Епископ Григорий акцентирует в своем Прошении внимание на «шуме», но разве шум поднял Зарубежный Синод?

Разве Преосвященный не знает, кто действительно поднял публичный шум и мобилизовал паству на борьбу с церковной властью? Кто дерзко не стал являться на Церковный суд и начал шуметь на весь мир о «грехах» и «отступлениях» РПЦЗ, после чего демонстративно и с треском покинул Зарубежную Церковь? Конечно, Преосвященный Григорий всё это прекрасно знает. К тому же, это дело длилось много месяцев, и было дано предостаточно времени для покаяния.

Вот если бы греки (вместе с двумя «русскими», в том числе с бывш. свящ. В. Мелеховым) выступили против зарубежного «отступления» до того, как Синод, в лице Владык Антония и Алипия, начали расследование, и это выступление было бы справедливым и обоснованным, то тогда можно было бы говорить об их исповедничестве и уже о «шуме», который подняла бы тогда церковная власть в качестве несправедливой контрмеры. А иначе, такое «исповедничество» является лишь формой, красивым фантиком, способом, с помощью наговоров убежать от ответственности за содеянные нравственные беззакония.

И разве бывш. свящ. Виктор Мелехов не знал о выдвинутых против о. Пантелеимона обвинений нравственного характера?

Прекрасно знал наряду со всеми, и это следует, не только из факта публикации всех материалов в церковной прессе, но и из текста самого Прошения: «постановление по делу О.О. Пантелеимона и Исаака громадным большинством нашей паствы особенно греческой в Бостонском районе признается несправедливым» (т. е. о нравственных обвинениях знали все). Правда, в этой фразе имеется большая натяжка в отношении «громадного большинства нашей паствы». Ведь никто статистических подсчетов не производил, но ясно, что большинство именно греческой паствы, находившейся под влиянием «старца» Пантелеимона, об обвинениях знала, но считала их несправедливыми. И, конечно, более верила своему греческому лже-старцу, чем Архиерейскому Синоду. Но этому же греческому «старцу» верили и русские священники (о.о. Мелехов и Шнайдер) более, чем своим русским зарубежным архиереям. И это подтверждает и Епископ Григорий: «Таково же отношение всего клира этого района (человек 10)», к которому относились и «русские» клирики. Но вспоминать им сейчас своё отношение к этому «голубому» скандалу (не участие в безнравственных поступках «старца» и братий, а их покрытие и фактическое оправдание) по понятным причинам неудобно, ‒ быть «исповедниками» куда интереснее.

Примечательно здесь и другое: прагматизм Епископа Григория.

Он как бы на чашу весов кладёт с одной стороны обвинения нравственного характера (смертный, содомский грех, к которому надо, по его мнению, отнестись по-тихому и по-умному с максимальной снисходительностью, любовью и приводит при этом Митрополитов Антония и Анастасия в качестве примера (?!) такого подхода), а на другую, влияние, значение этого монастыря, его мощь, т. е., «миллионное имущество» монастыря (как он искаженно представляет скопленное «из ничего» – что это неправда желающие могут прочитать в Примечаниях к моей статье «А судьи кто?»), многочисленную паству, 10-15 греческих приходов и т. д.

И задает интересный, но странный для архипастыря, вопрос: а при принятии решения по этому Бостонскому делу Архиерейскому Синоду были известны указанные подробности, т. е. «миллионное имущество» «старца» и его сильное влияние?

арх. Пан

Архимандрит Пантелеимон (Метропулос)

Всем известно, что этот греческий «старец» был и богат, и щедр на подарки, была богата и щедра греческая диаспора, охотно ему жертвующая и его поддерживающая.

Но что же из этого? Разве ради выгоды надо закрывать глаза на нравственные беззакония богатого греческого монаха? И этому учили Митрополиты Антоний и Анастасий?

К чему призывает Епископ Григорий? К Православию или к компромиссу с совестью ради материальной выгоды и мнимой пользы для греческой паствы? И когда он это предлагает? когда дело получило широкую огласку и все о нём знают? Разве Епископ не в курсе, что в сложившейся ситуации имеются всего лишь два пути: или покается обвиняемый (о. Пантелеимон), или обвинитель (Синод)? И здесь, фактически, Епископ Григорий предлагает второе, а именно, Архиерейскому Собору «подумать о срочных мерах для лечения возникшей для них тяжелой болезни, чтобы они (греки – ипд. ВК) почувствовали, что Русская Православная Церковь Заграницей для них не злая мачеха, а любящая мать».

Таким образом, Преосвященный Григорий, откровенно обнажая, может быть непроизвольно, свои нравственные установки, предлагает Собору пойти на попятную ‒ замять дело, которое стало всем известно, благодаря действию «пропагандисткой машины» богатого грека (см. мою статью «А судьи кто?»). И это тогда, когда о. Пантелеимон в пику Синоду выставил публичные обвинения в ереси и отступлении Зарубежной Церкви, якобы из-за которых он чуть позже ушёл со своей «ранимой» и «соблазненной» Синодальным решением паствой к неканоническим старостильным грекам, а потом создал на базе низложенного за многочисленные нарушения Архиепископа Авксентия свою «Святую» парасинагогу Северной Америки (HOCNA), конечно, с привлечением, как это там водится, своего миллионного богатства.

Без сомнения, весь этот скандал можно было бы решить по-другому, и проявить максимально-возможную икономию в духе любвеобильного и благостного Митрополита Антония, но только при одном, непременном условии, а именно, своевременном покаянии виновных в содеянных грехах. Но в том-то и дело, что гордый о. Пантелеимон не каялся тогда ни в чём: ни он, ни его клирики, включая о.о. Мелехова и Шнайдера. И до сих пор эти двое «русских» прикрывают «исповедничеством» свое, пусть невольное, соучастие в неправедных делах расколоучителя о. Пантелеимона.

*****

Интересно, что несколько месяцев тому назад, было сообщение, что смертельно больной о. Пантелеимон будто бы покаялся в своем увлечении «демонским культом», что вызвало наряду с другими нестроениями скандал в его «святой» группировке. Известно также, что своё «исповедничество» о. С. Шнайдер закончил в лоне Московской патриархии (РПЦЗ МП), и лишь бывш. свящ. В. Мелехов продолжает упорно распространять свое «исповедничество» (т. е., «сверхправильный», разрушительный яд) и далее по юрисдикциям.

Впрочем, это «исповедничество» не является собственно детищем этого бывшего священника, а позаимствовано у «сверхправильного» греческого «старца», исповедующего, по сути дела, одну из разновидностей матфеевской экклезиологии с её «автоматической потерей благодати», гордостным самоосуждением всех поместных Церквей и с выставлением себя в качестве «судьи вселенной». Нечего и говорить, что такая сектантская позиция является антиподом умеренной позиции греческого Митрополита Киприана, иеромонаха Серафима (Роуза), ученика свт. Иоанна (Максимовича), самого Святителя, а также, например, и Владыки Антония Женевского, да и других.

Мит.Вит-Собор

Что эта умеренная, «царская» позиция является также и зарубежной подтвердил на Архиерейском Соборе 1993 г. его Председатель, Митрополит Виталий: «Архиепископ Лавр пересказывает содержание письма какого-то неизвестного лица, присланного Архиепископом Антонием Женевским. Это апология держания царского пути в церковных делах… Председатель говорит, что мы фактически такого пути и держимся. Мы с Вселенским Патриархом не сослужим, но не говорим, что его Церковь безблагодатная» (Протокол № 4 от 24 апреля / 7 мая 1993 г.).

Может быть, это тоже ересь о «больных и здоровых членов Церкви в области правильного понимания веры» (в которой упрекают Митрополита Киприана), провозглашенная теперь Митрополитом Виталием, который не считал, что Константинопольский патриархат ‒ безблагодатен, несмотря на своё увлечение экуменизмом? И для остального Собора Епископов это была вещь само собой разумеющаяся.

Как может экуменическая Церковь иметь благодатные Таинства? – спрашивает «ревностный не по разуму», и никаким положительным ответом не удовлетворяется. Боюсь, что это – действительно неразрешимый парадокс для «сверхправильных» рационалистов, которым объяснить суть чрезвычайно трудно. У них всё либо белое, либо черное. Поражает их уверенность, что им предоставлено решать (кем только?), у кого есть благодать, а у кого её нет. Они присвоили себе право судить в той области, которая подвластна только Богу и тем самым сделали себя в какой-то мере равнозначным Ему. Конечно, им не нужен соответствующий Собор, имеющий право судить, они выше его. Само собой разумеется, что им проще записать тебя в еретики, чем разобраться в этом важном вопросе.

Во всяком случае, надо понимать, что Русская Зарубежная Церковь никогда не исповедовала еретическое учение об «автоматической потери благодати» и имела определённое понятие о своей же «поместной анафеме» на экуменизм 1983 г. и не осуждала на основании её поместные Церкви на безблагодатность, а считала, что для решения таких важных и сложных вопросов необходим Собор вселенского значения. Но также считал и Митрополит Киприан.

Мелехов

"Протопресвитер" Виктор  Мелехов

Вот почему бывш. свящ. В. Мелехов так настаивал на осуждении киприановской экклезиологии при своем «возвращении» в РПЦЗ в ноябре 2001 г., как отрицающей всё его рациональное, черно-белое «исповедничество» (тем самым, одним ударом, он осуждал и исконную зарубежную позицию). И это его непременное условие «возвращения» в свою alma mater (1) и спровоцировало появление известного и весьма спорного решения Синода РПЦИ от 26 октября/8 ноября 2001 г. (2), вызвавшего сразу целый ряд протестов (3), как свидетельствовал об этом в своем объяснительном письме о. Спиридон Шнайдер.

Вот выдержка из этого решения Синода, навязанного бывш. свящ. Мелеховым: «В согласии с постановлением Архиерейского Собора РПЦЗ 1974 г., О прекращении необдуманно установленного Собором РПЦЗ в 1994 г. евхаристического общения с Синодом Противостоящих под Председательством Митрополита Оропосского и Филийского Киприана, из-за его неправославного учения о Церкви (о больных и здоровых членах Церкви в области “правильного понимания веры”) и признания Таинств новостильников действительными».

church5

Нечего и говорить, что такая официальная трактовка «молодым» Синодом РПЦЗ вопроса Таинств поместных Церквей, перешедших на новый календарь (т. е. фактическое признание их безблагодатными), является в Зарубежной Церкви нововведением, т. е. невиданной и не имеющей аналогов в истории РПЦЗ практикой, свойственной разве что матфеевцам и другим экстремистским группам наподобие бостонцев. Причем, это навязанное нововведение лицемерно и лживо представлялось мелеховской группой как желание «исправить курс заблуждений, введенный в РПЦЗ посредством постепенного отступления от традиционного исповедания Зарубежной Церкви со стороны иерархов-отступников» (Протоколы Собрания архиереев и духовенства США и Канады 15/28 ‒ 16/29 декабря 2001 года). На самом деле всё было как раз наоборот: произошла хитрая и не сразу заметная подмена «традиционного исповедания Зарубежной Церкви» чем-то иным, совсем не зарубежным.

group7d

Участники Совещания в Мансовилле. Справа от Еп. Владимира о. В. Мелехов

Жалко, что от кого зависело принятие решения, этого тогда не увидели… и дали втянуть себя в авантюру. И более того, нашлись тогда некоторые, которые были солидарны с учением бывш. свящ. В. Мелехова, и который в из глазах из расстриги в одночасье превратился в «исповедника». Во всяком случае, о. Никита Орлов (ныне бывш. еп. Антоний), впоследствии устроивший «сверхправильный» раскол с бывш. еп. В. Пивоваровым, определенно держался в целом мелеховских взглядов. Но только ли он один? К, сожалению, последующие события показали, что нет.

И если следовать фарисейской логике этих «исправителей», то в «иерархи-отступники» надо записать и Митрополитов Антония и Анастасия, и даже свт. Филарета, и, конечно, свт. Иоанна (Максимовича) и ссылавшегося на него часто Архиепископа Антония Женевского, и, увы, самого Митрополита Виталия, а заодно, и осудить весь славный путь Русской Зарубежной Церкви, и, в то же самое время, реабилитировать бывш. свящ. Виктора Мелехова, который в таком случае превращается из закоренелого раскольника, лишённого сана, в «исповедника».

Но почему же не сложились отношения у РПЦЗ ни с матфеевцами, ни с авксентьевцами (предваряющих хризостомовцев)? Да потому, в первую очередь, что они стояли на экклезиологических позициях, отличных друг от друга, если не сказать, противоположных. И только с умеренными последователями Митрополита Киприана зарубежные позиции фактически совпадали (и это официально подтвердил Архиерейский Собор РПЦЗ 1994 г.), что и сопутствовало установлению полного евхаристического и молитвенного общения между двумя Церквами. И держалось бы это общение даже до сего дня, если бы большая часть РПЦЗ не сошла со своего «царского» пути истинного Православия (о. Серафим Роуз).

Ссылка же на «постановление Архиерейского Собора РПЦЗ 1974 г, не выглядит сколько-нибудь убедительной, во-первых, решение было принято в 1975 г. и вот по какой причине: из-за беззаконий, творимых Архиепископом Авксентием, от которых стонали также его собратья. Это и «голубые» скандалы (напоминаю, кто в курсе, пропажу панагии при деликатных обстоятельствах), и несанкционированные рукоположения («пекли архиереев, как пирожки», по выражению Митрополита Виталия), и, как следствие, бесконечные соединения и разъединения («танцы» с Синодами), и грубое влезание на территорию РПЦЗ (дело Иоанна Роша) и т. д. (см. http://kirillov-v-y.livejournal.com/35459.html).

Во-вторых, не забудем печально знаменитую энциклику Архиепископа Авксентия 1974 г. о безблагодатности Таинств Элладской Церкви, с которой никак не могла согласиться Зарубежная Церковь. И, наконец, Митрополит Киприан к этому зарубежному решению не имеет прямого отношения, так как в 1975 г. он сидел себе тихо в своем монастыре, будучи его настоятелем, и лишь в 1979 г. стал по просьбе Митрополита Каллиста, отделившегося от Архиепископа Авксентия, епископом в его Синоде. После чего они первым делом поехали в Зарубежный Синод с рассказом о случившимся и с просьбой восстановить отношения с РПЦЗ, нарушенные вследствие беззаконий Вл. Авксентия (о чем имеется Синодальное определение). Поэтому, говорить сейчас о соединении старостильных греков между собой, держащихся противоположных экклезиологических позиций, как условии объединения с ними РПЦЗ, в настоящий момент является просто отговоркой и нежеланием разбираться в делах другой Церкви и искать единства с православными братьями. Не забудем также, что греческие безобразия явились следствием вмешательства РПЦЗ в дела другой поместной Церкви, поэтому, просто так отмахиваться теперь от них, не выглядит ни справедливым, ни корректным.

Таким образом, по сути дела этим актом отрицания от своей собственной традиции (Заявлением Синода РПЦИ) в сопротивляющейся апостасии части РПЦЗ был с самого начала заложен механизм саморазрушения (или один из механизмов) и последующие «орловские», «пивоваровские», «дамаскинские» и прочие «витальевские» «осколки» (позиционирующие себя как истинные Церкви) явились закономерным последствием внедрения в РПЦЗ чуждого ей принципа: «истины без любви». А истина в сочетании с любовью не предполагает тотальное и демонстративное разделение со всеми (горделивое самозамыкание в своей мнимой праведности). И нужно отличать «ревность по Бозе» от «ревности не по разуму». Нельзя благополучно построить что-то прочное на отрицании чего-то или на ненависти к чему-то (пусть даже действительно неправильному и достойному критики, как сказал один священник), тем более отрицание своей собственной истории, своего прямого пути (как уместно писал в одном месте Епископ Григорий, «Церковь не управляется зигзагами»). И если при церковном построении вместо положительного фундамента изначально закладывается отрицание (пиление собственного сука на котором сидели), то этот всё равно, что строить на гнилом основании, т. к. это неминуемо приведёт к разрушению. ‒ Что уже и произошло, ибо всегда найдутся более истинные и более ревностные… ведь неуёмной ревности предела нет. И начинать надо не с этого…

group2d

Как написано в Протоколах Собрания архиереев и духовенства США и Канады 28-29 декабря 2001 г., «Митрополит Виталий вместе с верными иерархами, издали Заявление за № 7/01/М от 26 октября / 8 ноября 2001 г., которое подтверждает анафему на ересь экуменизма 1983 г., осуждает Московскую патриархию и прекращает всякие отношения с Сербской патриархией и Синодом Митрополита Киприана Оропосского и Филийского» (http://www.russianorthodoxchurchinexile.com/russian%20site/rusmansonville1.html).

Спрашивается, сколько раз можно подтверждать анафему на экуменизм, сколько раз можно осуждать МП? Анафема была подтверждена соборно незадолго до этих событий в 1998 г. и Митрополит от неё в течение последних трех лет не отказывался; деяния МП были многократно Митрополитом осуждены в разных местах, например, в Чрезвычайном заявлении 2001 г.; с сербами и так де-факто отношений не было (см. Окружное послание Митр. Виталия 2000 г. и снятие им своей подписи под письмом Сербскому патриарху).

Но остается самое главное и новое, из-за чего и был затеян, как говорится, бывш. свящ. Мелеховым «весь этот сыр-бор» ‒ экклезиологическая позиция Синода Митрополита Киприана.

Этот экклезиологический вопрос для мелеховской группы (и вообще для «сверхправильных» всех мастей) ‒ самый важный, ключевой. Но в нём-то и находится коренное отличие позиции Зарубежной Церкви от тех же матфеевцев или бостонцев, включая бывш. свящ. В. Мелехова.

Зарубежная Церковь никогда, ни при каких Первоиерархах не учила, что благодать покинула поместные Церкви (даже новостильные, и даже иерархи которых участвуют в ВСЦ) и считала, что для решения такого вопроса необходим компетентный Собор. Напротив, греки-экстремисты (и их русские последователи) считали, что всё делается «автоматически», и вполне достаточно, что они это признают. РПЦЗ давно и последовательно порицала экуменическую ересь, но никогда не судила поместные Церкви, иерархи которых вовлечены в экуменическое движение. Зарубежная Церковь не была сторонницей перехода на новый календарь, но никогда не осуждала новостильные Церкви на безблагодатность. И в этом главное отличие Церкви от этих группировок.

Зарубежная Церковь общалась, когда была необходимость, и с Иерусалимским патриархом (имеется, например письмо Митрополита Виталия к Иерусалимскому патриарху), и с сербами (во всяком случае, отношения она не рвала) и со старостильными румынами и с болгарами, а потом и с греками (Синодом Противостоящих – вторым по величине в Греции: приходы которого находятся в Америке, Австралии, Швеции, Африки и т. д.), да и с другими Церквами официально и демонстративно отношений не разрывала, хотя общение, по понятным причинам, было сведено на «нет» и т. д. В епископской хиротонии Митрополита Филарета в Австралии на равных участвовал греческий новостильный Епископ Дионисий, ‒ кажется, куда идти дальше? У этого Первоиерарха шла поздравительная переписка и с иерархами новостильных Церквей и его даже поздравлял с Рождеством Христовым (о, ужас!) Римский папа. И это информация была опубликована в зарубежной прессе. И никто не обвинял свт. Филарета Исповедника в ереси или отступлении, даже бывш. свящ. В. Мелехов.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author