Kirillov Vladimir Yurievich (kirillov_v_y) wrote,
Kirillov Vladimir Yurievich
kirillov_v_y

Categories:

А судьи кто? (3)

М. Виталий и Еп. Вар

Но вернемся к чудесам: мирянин сразу стал протопресвитером и даже без покаяния в учиненном расколе. Теперь даже епископы, сомневаясь в каноничности этого акта, недоумевают, как могло это произойти?

Объяснение ‒ очень простое: Виктор Мелехов воспользовавшись временной дезорганизацией в нашей Церкви (попущенной, как представляется, Господом, чтобы были явлены «дела» некоторых) и сердобольностью Митрополита, проявил, как свидетельствуют очевидцы, особую настойчивость, обещав при этом привести с собой под омофор Митрополита Виталия до восьми священников (что, конечно, не получилось), а также и ту или иную помощь. Одним словом, умело воспользовался благоприятной ситуацией.

Войдя с заднего входа, «Экзарх» начал распоряжаться в нашей Церкви, как у себя дома. А привык он с высоты своей праведности еще с «бостонских» времен выискивать везде еретиков и отступников от «чистоты» Православия (характерная особенность сектантов). Объектом полицейского сыска являются все ‒ от мирянина до Первоиерарха. Все просто обязаны отчитаться о своем вероисповедании перед заслуженным «Протопресвитером» (ведь для секты важно, чтобы все члены имели одинаковую «экклизиологию», она по другому не функционирует, и разномыслия даже в нюансах не переносит). И кто истинный православный, а кто отступник, есть ли там или здесь благодать, будет решать, кстати, единственный в нашей Церкви «Протопресвитер» ‒ о. Виктор Мелехов («исповедник», как некоторые сродные ему по духу, его уже публично величают), а не компетентный Собор.

Но как же можно любить врагов, когда и к своим нет любви?

«В настоящее время особенно усилилась тенденция охотить­ся за еретиками, легко давать кличку — еретик, разсуждать с высо­ты своего величия и “безгрешности” с кем можно иметь мо­литвенное общение и с кем нельзя. Страшный вирус ересиомании поражает все новыя души христианский. Зараженные им теряют спокойст­вие, вооружаются лупой подозрительности недоверия и самое страшное осуждения, будучи уверенными, что не только имеют на то право, но даже обязанность, возносясь все выше и выше в «величественной» позе «судии вселенной». Результат: страшная бесовская гордость, вряд ли полезная тому, кто ей одержим...

Что же в таком случае осталось от Христовой Церкви, небольшая группа самонадеянных безумцев, отделяющих себя от церковной соборности, уходя­щих из жизни Церкви.

Принадлежать Церкви, значит жить ея жизнью, быть в еди­нении с ней. “Иначе быть не может”, пишет архиепископ Иларион /Хри­стианства нет без Церкви, стр.80/, “уже потому, что Церковь не есть философская школа. Она ‒ новое человечество, новый благодатный организм любви. Она тело Христово”» (31).

Вместо этого сейчас появилось множество любителей «стоять в истине» на подобии бывш. свящ. Мелехова, и мало поклонников церковной дисциплины и канонов. Иные даже пишут, что сейчас «антиканонический период церковной истории» и главное это ‒ блюсти «чистоту вероисповедания» (32).

А решать, кто отпал от Православия, а кто еще нет, если ли еще благодать или уже нет в отступающих Церквах или в МП, предоставим все-таки специально созванному Собору Епископов, а не самосуду отдельных лиц или партий, как и писал протоиерей о. Лев Лебедев незадолго от своей кончины: «Ясно, что только особый Собор РПЦЗ полномочен, по формуле «изволися Духу Святому и нам», решить этот сложный для обыденного рассудка вопрос» (33).

В. Ю. Кириллов,

прихожанин РПЦЗ(В) в Париже.

Сочельник Рождества Христова, 6.01.2003 г.

Примечания

От Составителя: все выделения в этой работе выделены автором.

1)        Из письма Архиепископа Антония Женевского Митрополиту Виталию от 2.01.1987.

2)        Заявление из Канцелярии Архиерейского Синода от 1/14/дек. 1986 № II/35/2IЗА.

3)        Копия Определения Архирейскаго Синода РПЦЗ по делу архимандрита Пантелеимона /Метропулос/ и его последователей от 4/17 Февраля 1987 года.

4)        Заявление из Канцелярии Архиерейского Синода от 1/14/дек. 1986 № II/35/2IЗА.

5)        Копия Определения Архирейскаго Синода РПЦЗ по делу архимандрита Пантелеимона /Метропулос/ и его последователей от 4/17 Февраля 1987 года. // Выдержки из открытого письма о Бостонском расколе иеромонаха Григория: «В 1975 г., т.е. за 11 лет до раскрытия ненормальной жизни в греческом Бостонском Преображенском монастыре, о. Афанасий бежал из этого монастыря и поехал в Синод на покаяние о грехах, содеянных им с игуменом о. Пантелеймоном. О. Георгий Граббе, ныне еп. Григорий, выслушав исповедь, попросил изложить её письменно и сказал о. Афанасию не говорить об этом никому, во избежание большого скандала. О. Афанасий является первым из шести свидетелей против о. Пантелеймона. Бостонские раскольники опорочили этого свидетеля, утверждая, что он психически нездоровый. В 1977 г., о. Феодор также покидает Бостонский монастырь. Он также рассказал еп. Григорию, что о. Пантелеймон пытался его изнасиловать. Еп. Григорий ответил, что не следует об этом говорить, потому что, если о. Пантелеймон будет привлечен к суду, то из этого выйдет скандал, который заставит Греков покинуть Синод. Монастырь опорочил о. Феодора как «беглеца». В октябре 1983 г., я посетил св. Гору Афон и встретил о. Феодора. Он мне пересказал все то, что говорил еп. Григорию. Сразу после моего возвращения я поехал в Чикаго и исповедовал то, что со мной случилось в Монастыре в 1967 году. Я стал третьим свидетелем против о. Пантелеймона. Мое свидетельство перед Вл. Алипием, изложенное письменно в адрес епископов, было следующим. В возрасте 22 лет я поступил в Монастырь, будучи девственником и ничего не знавши о содомском грехе. Однажды вечером, будучи послушником, я пошел к о. Пантелеймону исповедовать свои помыслы. Он принимал исповедь лёжа на своей кровати в темном помещении, без горящей лампады, а исповедующийся сидел на полу у его изголовья. Такой образ исповеди проводится только в Преображенском монастыре. Пока я говорил, он начал играть с моим ухом и почесывать мою шею и потом спину. Я ему заметил, что в этом нет необходимости, потому что мне не чешется; несмотря на это, он продолжал проводить рукой по моей груди и рука его стала спускаться ниже. Я вспомнил моего родного отца, который никогда подобного не делал и меня охватил ужас. Видя мое смущение о. Пантелеймон попытался оправдать свое поведение ссылкой на два случая в Ветхом Завете. Я не согласился с его оправданиями, встал и покинул комнату в большом волнении. На следующий день, я попросил объяснить мне его поведение. Он мне ответил с раздражением, чтобы я забыл о том, что произошло накануне, чтобы я пришел в себя и занимался своим делом – иконописью. Когда этот рапорт был доведен до сведения Митрополита Филарета в 1984 году, по просьбе еп. Григория, он (еп. Григорий) был послан для расследования. Ничего из этого не вышло! О. Пантелеймон был лишь информирован о деле. Нечего было опасаться, потому что отношения между о. Пантелеймоном и еп. Григорием предотвратили бы любую акцию. Катализатором этих отношений служил о. Антоний Граббе, и в результате ничего, кроме их личных интересов, для Церкви нельзя было ожидать. О. Пантелеймон и еп. Григорий были заняты «благополучием» о. Антония. Никакого рапорта об этом «исследовании» не последовало в Синод. Будучи третьим свидетелем против о. Пантелеймона, я был также оклеветан, как «беглец». Странный я был «беглец». Я просил благословения покинуть монастырь и ждал его год. Мои причины были : 1) я искал более спокойный образ жизни чем в Преображенском монастыре, 2) я желал начать скитский образ жизни и 3) я желал посвятить все возможное время иконописи. Я получил отпускную, лишь в устном виде, в 1978 г. Я прощался со многими в Монастыре до последнего момента. Еп. Константин дал мне необходимые документы для перевода меня в Джорданвилль. Я со всеми попрощался, все знали куда я отправляюсь, некоторые мне помогали упаковывать вещи, многие пожелали мне всего доброго, и я даже возвращался в Монастырь четыре раза после моего ухода из него. Покинул Монастырь в 1984 г. о. Менас. Пробывший в Монастыре пятнадцать лет, он был членом «внутренней группы», из тех которые путешествовали с игуменом, он прекрасно знал, что происходило с о. Пантелеймоном. Бывший о. Менас, ныне Дана Миллер, не только мог подтвердить показания предыдущих обвинителей, но и добавить подробную информацию о предосудительном поведении о. Пантелеймона. Он был жертвой о. Пантелеймона в течении многих лет и много от него претерпел. Благодаря знакомству с здравыми людьми вне Монастыря, он смог понять, весь обман происходящий в Монастыре. Он был также назван «беглецом». Когда показания Дана Миллер было доведено до сведения Синода, последний назначил комиссию для исследования дела. В неё входил архиеп. Антоний Лос-Анжелосский и еп. Алипий Чикагский. В апреле 1986 г. эти епископы отправились в Бостон и в одном месте вне Монастыря пригласили о. Пантелеймона, Дана Миллер и меня. Дознание происходило перед Евангелием, Крестом, иконами Спасителя и Божией Матери Сначала, о. Пантелеймон разговаривал отдельно с епископами в течение двух часов. Ему были представлены обвинительные письма. Он отверг все обвинения, добавив, что свидетели неканоничны, так как являются «беглецами». Я был приведен первым к показанию перед о. Пантелеймоном. Он стал нервничать и прерывать меня постоянно в возбужденном состоянии. Дважды его увещали епископы успокоиться, и наконец архиеп. Антоний попросил его положить конец своему возбужденному состоянию. Но это было бесполезно. Епископы смотрели на него ошеломленные, пока я продолжал свое показание среди бесконтрольных выкриков. Под конец моего показания, я попросил о. Пантелеймона сказать, что я лгу, положив руку свою на св. Евангелие. Моя просьба осталась без ответа. Я вторично попросил об этом о. Пантелеймона, он тогда переменил разговор. Когда я в третий раз попросил об этом, о. Пантелеймон схватил Евангелие, поцеловал его, ничего не сказав. Епископы вызвали Дана Миллер. Когда вошел Дана Миллер, о. Пантелеймон пришел в судорожное состояние. Архиереи не могли поверить своим глазам. Дана Миллер говорил о той агрессии, которую он претерпел от о. Пантелеймона, что невозможно описывать в этом письме. Он говорил около тридцати минут, в течение которых о. Пантелеймон сильными выкриками старался его прервать. Архиереи были в ужасе видя, как «вздулось» (по словам о. Архиеп. Антония) лицо о. Пантелеймона. Соответствующий доклад был подготовлен к Собору в Мансонвилле в мае месяце. В этом промежутке времени была приведена в действие бостонская пропагандная машина. Они всем верным помощникам и друзьям рассказали про невероятные де обвинения на о. Пантелеймона, и добавили к ним, что о. Пантелеймон был обвинен в ереси! Всех призывали писать протесты епископам. Частное исследование Синода приняло характер общенародных разговоров. Стратегия заключалась в произведении на епископов достаточного давления, чтобы они оставили о. Пантелеймона в покое, ибо письма приходили со всех сторон, утверждая что о. Пантелеймон не виновен и что он исповедует истинное Православие. Незадолго до Мансонвильского Собора произошло еще два ухода из бостонского Монастыря – они были самые сокрушающие для о. Пантелеймона. В Монастыре ожидали расследование дела и о. Исаак попытался уговорить тех, кто претерпел от о. Пантелеймона, не говорить об этом, ибо «епископы не поймут и это будет иметь плохой результат для о. Пантелеймона и для Церкви!» Осознав проводимое лукавство, два монаха – отцы Евгений и Менас, которым всегда говорилось, что все это допустимо для игумена, поделились между собой и решили покинуть Монастырь и поехали исповедовать все епископам. Показания о. Менас были страшны. Когда он однажды открылся о. Исааку, последний ему сказал, что такой практикой о. Пантелеймон старается повысить у своих послушников способность противостояния плоти, и что если его это смущает, то ему это больше не будет применяться. О. Евгения свидетельство было едва переносимое. Он рассказывал о половом извращении о. Пантелеймона в течение одиннадцати лет, в среднем шесть раз в неделю, до и после Божественной Литургии. Показание шести выше указанных свидетелей увеличилось пятью другими, которые еще пребывают в Монастыре и о которых мы не можем говорить. На Архиерейском Соборе в Мансонвилле были выслушаны четыре обвинителя на о. Пантелеймона, каждый в отдельности: Отцы Менас, Евгений, Дана Миллер и я. Также было прочитано письмо о. Исаака к о. Феодору, в котором было дано указание « не давать показания на Монастырь и на старца относительно некоторой болезненной практики бывшей в Монастыре», так как такое обвинение отразиться и на нем, участвовавшем в этом деле. Также были прочитаны письменные показания отцов Афанасия и Феодора. О. Пантелеймон был расспрошен тщательно. В результате, он попросился на покой. Он это сделал, чтобы избежать дальнейшего исследования и расследования в Монастыре. Епископы, видя в этом возможность покончить со скандалом, приняли его прошение, думая, что он пойдет дальше до покаяния и что возможно будет послать в Монастырь для расследования архиеп. Антония. Предательство Монастыря разыгралось в промежутке времени между Собором в мае месяце и Синодом намеченным в Монреале в ноябре 1986 года. О. Пантелеймон опасаясь, что тщательное расследования в Монастыре приведет монахов к свидетельству о том, что действительно происходит в Монастыре, принял решение учинить раскол. Разработанная стратегия заключалась в том, что, прекратив нападки на обвинителей, поведется атака на епископов Русской Церкви, обвиняемых в предательстве православной веры, дав таким образом себе повод покинуть Русскую Церковь. В этот период были наведены контакты с греческими епископами. В это же время, марионетка Монастыря – Бостонское благочиние приведено было в действие так, чтобы все до того протестующие против обвинений на о. Пантелеймона, превратили свои письма в обвинения против иерархии Церкви, ставя на вид отдельные инциденты наших клириков. Была возбуждена волна обвинений на Синод в компромиссе. Письмо об этом были широко распространяемы среди народа так, что во имя «святой ревности» оставался един выход для спасения – покидать Русскую Церковь. Пантелеймоновская пропагандная машина была в полном действии. Все знали, что если бы о. Пантелеймон не нажал на кнопку, ничего бы не случилось. Он оказался мастером обмана. Обманывал он всех с самого начала. В возрасте 21 года он поступил в русский Пантелеймоновский монастырь на Афоне. Он пробыл там всего 5 ½ месяцев, притом разъезжая постоянно по другим монастырям святой Горы. Не говоря по-русски, какое он мог получить обучение монашеской жизни? По канонам Церкви нужно пройти 3 года в послушании прежде чем иметь малый постриг. После своего короткого пребывания на Афоне, о. Пантелеймон возвращается в Соединенные Штаты в постриге и со званием «старца». Итак, в ноябре, когда стало ясным, что наши епископы примут решительные меры по делу о. Пантелеймона, о. Ефрем объявил письменно об уходе Монастыря от Русской Церкви, которую они еще несколько месяцев до того восхваляли, как Столп Истины и Гавань в современном море ересей. На заседании Синода в ноябре епископы приняли решение о запрещении отцов Пантелеймона и Исаака. Теперь, будучи вне Церкви, кого же они могли обмануть для определения своего канонического положения. Они не могли надеяться быть принятыми Синодом Истинно Православной Церкви Греции, под председательством Архиепископа Хризостома II. Обратиться к другим ветвям, матфеевцам или киприановцам дисквалифицировало бы о. Пантелеймона в лице своих последователей. О. Пантелеймон нашел двух отдельных епископов, не принадлежащих никакому синоду, и создал вокруг них приемлемую атмосферу для своих последователей. Первый – еп. Акакий не присоединился к Синоду, возглавляемому архиеп. Хризостомом, считая что он (еп. Акакий) по старшинству должен был возглавлять этот Синод. Второй – еп. Гавриил, известный как богатейший епископ всей Греции, имел в своем ведении миллионы долларов от монастыря св. Ирины и находится в подчинении любого синода, ограничило бы его безграничную власть. Эти два епископа приняли отступников, ссылаясь на Правило XIV Сардийского Собора, относительно несправедливо осужденных. Они осудили Митрополита Виталия и епископат Русской Церкви, не дав им возможность высказаться. Таким образом, возникла новая церковная формация в Северной Америке (HOCNA). Добавим к описанию личности о. Пантелеймона следующие характерные события. В результате его безобразного поведения, 15 монахов схимников сбежали из Бостонского монастыря, что вызвало у Архиеп. Андрея (Рымаренко) следующее замечание: помимо всех его прегрешений, за которые он должен будет дать ответ, о. Пантелеймон еще ответит за то, что 15 схимников гуляют по улице. В 1958 г. истинный прозорливец старец Синайской Горы о. Илия не захотел разговаривать о. Пантелеймоном и отвернулся от него. Когда о. Пантелеймон был задержан в Греции при попытке перевезти незаконно св. мощи (о чем он сам рассказал в Монастыре) истинный старец о. Иероним острова Эгина, отозвался о нем как о лисе наподобие Ирода». 23 апреля / 6 мая 1987 г. Иеромонах Григорий.

6)        Письмо Архиепископа Антония Женевского Митрополиту Виталию от 12-го декабря 1986 г.

7)        Список тех, которые «Ушли из Зарубежной Церкви вследствие дела архимандрита Пантелеймона».

8)        Определения Архиерейскаго Синода Русской Православной Церкви Заграницей с 4/17 по 6/19 марта 1992 г. Церковная жизнь № 1-2 1992. С. 12.

9)        Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 497-499.

10)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 499.

11)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 501.

12)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 504.

13)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 703.

14)     Письма иеромонаха Серафима (Роуза). Православная Русь № 19, 2002. С. 2.

15)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 507-508.

16)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 707-708.

17)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 705. // Сейчас в некоторых «сверхправильных» кругах, некогда близких к мон. Валентину Суздальскому, а теперь объединившихся с мелиховской группой (по принципу: свой свояка видит издалека), происходит по интернету огульное обвинение РПЦЗ в различных отступлениях. Идет Её противопоставление Катакомбной Церкви, даже выдвигаются тезисы о разной в этих Церквах экклизиологии, слышны требования покаяния от РПЦЗ, за то, что она не анафематствовала сергианскую церковь и не признала ее безблагодатной и т. д. Всех этих церковных анархистов, находящихся в фактическом, или потенциальном с Ней расколе, считающих себя более роялистами, чем сам король, объединяет одно и тоже свойство ‒ они не только не хотят смиренно следовать Церкви, а наоборот желают вести Её за собой, выставляя себя Её судьями. Но, что они могут предложить нам кроме церковного хулиганства и шатания по бездорожью, прикрывая раскол стоянием за истину, по примеру бостонских «праведников» ‒ ведь «царский» путь РПЦЗ им неведом. Вся их интеллектуальная аргументация напоминает бочку меда, на дне которой лежит мертвая крыса, по известному выражению Митрополита Филарета. // Познакомимся лучше с мыслями о. Льва Лебедева («Очами веры чистыми». Мера... Париж. 2001. Статьи и письма. Ч. 2. С. 86-89): «Сами того не замечая, мы во всех наших “спорах о благодати” пошли гностическим путем. Себя я прежде всего готов обвинить в этом. Ибо мы попытались именно своим внешним умом (хотя и со ссылками на святых отцов) определить границы Церкви, действия благодати и т.п. И вот итог: ни к чему не пришли! По-прежнему, обе противоположные точки зрения в среде православных имеют право на существование, ни одна не поколеблена и не утверждена в достаточной силе (имею в виду суждения: «экуменические церкви (и МП) безблагодатны», и — “они благодатны, но с оговоркой, что множеству благодать идет в осуждение”). <...> Поэтому нашим «ревнителям» я всегда говорил: процесс отделения еретического сообщества от Церкви есть именно процесс, т. е. явление, длящееся во времени и характерное тем, что, с одной стороны, уже наступает «смерть», а, с другой стороны, еще продолжается «жизнь» (т. е. благодать в Таинствах). Отсюда не нужно спешить с категорическими суждениями... Кто должен и имеет право определять степень покаяния, сроки и меру отсечения? В глубинном смысле и в конечном счете Сам Христос определяет. Но в реальности это происходит только соборным решением (определением) Церкви. Ибо так Господь благоволил устроить Церковь Свою, что не Он непосредственно, а Церковь, получившая от Него власть «вязать и решить», должна решать вопрос отсекать или еще не отсекать от себя то или иное заблудившее сообщество. «И аще что связано будет (Церковью) на земли, связано будет и на Небеси». // Отмечу также, что РПЦЗ с настоящей Катакомбной Церковью никогда не была в разделении, всегда сходилась в главном, и были по сути одной Российской Церковью. А про псевдокатакомбные секты, прикрывающиеся этим названием, про прельщенных фанатиков извергающих хулы на всех и вся, про любителей анархии и шума, про современных фарисеев (среди которых занимает своё место Виктор Мелехов) и говорить нечего ‒ остается их только пожалеть.

18)     Письма иеромонаха Серафима (Роуза). Православная Русь № 19, 2002. С. 2: «L.M. переслала нам несколько писем из бостонскаго монастыря (отца Пантелеимона). Они составлены в совершенно фальшивом духовном тоне и, кроме того, под прикрытием благочестия там кроются осуждение и сплетни. Епископы, с которыми мы были близки, никогда не учили нас этой странной папистской теории, что только они и “узкий круг посвященных” являются какой-то элитой и могут свободно обсуждать церковныя проблемы, а массам это недоступно».

19)     Письма иеромонаха Серафима (Роуза). Православная Русь № 18, 2002. С. 3.

20)     Архиепископ Никон (Рклицкий). Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. 1961. Т. 7. С. 357-359.

21)     Приложение к Письму Архиепископа Антония Женевского Митрополиту Виталию от 26.01.1987.

22)      Послание 10-го апреля 1987 г. Архиепископа Антония Женевского: К ПАСТЫРЯМ И ПАСТВЕ.

23)     «Вообще Бостонская группировка требует особого описания. Собственно сама группировка не будет понята без характеристики ее фактического возглавителя архим. Пантелеймона. Начнем с того, что его жизненный путь темен и смутен. Известно, что он грек из Америки, хотя его дед был иудей из Греции. В конце 1950-х гг. Иоанн (его мирское имя) проживал в Иерусалиме при представителе МП архим. Никодиме (Ротове) (†1978); после он приехал на Афон, где, по-видимому, принял постриг. Вновь с Никодимом (Ротовым) он встретился гораздо позже и помог ему вывезти с Афона горы сокровищ из закрытых русских монастырей. Причастность к сему Пантелеймона была общеизвестна и с тех пор он на Афоне, по определению Кинота, – персона нон-грата и подлежит суду. Заработанную часть сокровищ Пантелеймоном Никодим ему отдал и тот, возвратившись в США, на часть денег организовал свое дело. В Бостоне Пантелеймон довольно скоро с четырьмя товарищами купили шикарное поместье со старой лютеранской кирхой, которую они переделали под православный храм, и организовали Преображенский монастырь. Стоит отметить, что Пантелеймон долгое время посещал ранее и старо- и новостильные приходы (он и его монастырь первоначально входили до 70-х гг. в юрисдикцию новостильной Греческой Архиепископии), посему его, строго говоря, нельзя назвать идейным старостильником. Только обосновавшись в РПЦЗ, его деятельность приобрела более “старостильный” характер. В еще большей степени сие относится ко всем нерусским приходам бостонской группировки – они почти все бывшие новостильники (покинувшие Греческую Архиепископию не по причине нового стиля, а из-за участившихся экуменических контактов ее с папистами), т. е. с полной уверенностью можно утверждать, что бостонская группировка сфальсифицированные старостильники. Особую тему составляет мотив ухода бостонской группировки из РПЦЗ. Часто они сами любят объяснять сие чисто идеологическими причинами: сближение РПЦЗ с МП, новостильниками и экуменическими тенденциями. Однако, исследования показывают, что идеологию бостонцев составил опальный еп. Григорий (Граббе) (†1996), коий пытался также уйти из РПЦЗ. Истинная же причина ухода (как и ухода из Греческой Архиепископии) была иной: обвинение части насельников Бостонского мон-ря в мужеложестве. Такое обвинение выдвигалось еще в 1970-х гг., но еп. Григорий хода ему не дал и расследование фактически не проводилось. (Действительно, в Архиве Европейской епархии хранится прошение Еп. Григория к членам Архиерейского Собора РПЦЗ, в котором он пытается оправдать бостонцев ‒ ВК) Но в нач. 1980-х гг. (еще при м. Филарете) сии обвинения стали неоднократными, появились свидетели и потерпевшие, и тогда еще в 1985 г. началось серьезное разследование, кое возглавил архиеп. Антоний (Синкевич) Лос-Анжелосский (†1996). Дело оказалось настолько серьезным и однозначным, что бостонцы спешно покинули РПЦЗ, выдвинув якобы идеологическое обоснование своего ухода. Они ждали, сколько могли, еп. Григория (Граббе), затем стали проситься к анархическому еп. Акакию Диавлейскому, потом к еп. Гавриилу Цикладскому, которые отнюдь не желали закрывать дело о мужеложестве, и в конце концов в 1988 г. – за крупную сумму денег – укрепились в Синоде Авксентия, коий и поставил им двух архиереев: Ефрема в Бостон и Макария в Торонто. По смерти в 1995 г. Авксентия, новый первоиерарх Максим снова поднял бостонское дело, что тут же послужило поводом к быстрому его низложению остальными его иерархами, причем, обвинение было выдвинуто то же самое, в чем постоянно обвинялся покойный архиеп. Авксентий – рукоположение недостойных лиц из б. новостильников. В отношении же вообще присоединения бостонцев к Синоду Авксентия следует заметить тот важный факт, что ранее Пантелеймон никогда не признавал этот Синод каноническим и часто заявлял, что никогда не вступит в общение с ним. Поэтому неожиданное присоединение к Авксентию вызвало даже недоумение в самом мон-ре. Официально бостонская группировка называется “Св. Православная Церковь в Северной Америке”... Обвинения “бостонцев” и архим. Пантелеймона в гомосексуализме имеет серьезное основание. Так архиеп. Антоний Лос-Анжелосский, стоявший во главе расследования этого дела, свидетельствовал: “О. Пантелеймон упоминает об обвинении их монастыря в демонском культе и о том, что расследование Синодом не было закончено. В действительности, было произведено тщательное расследование двумя архиереями и допрошены как сам о. Пантелеймон, так и десять свидетелей. При показании пострадавших бывших монахов о. Пантелеймон был совершенно растерян и, потеряв самообладание, кричал свидетелям: “Остановитесь, не говорите!” В монастыре было 35 монашествующих, и внешний вид был привлекательным: ежедневные ночные богослужения, греческое пение, все в монашеском одеянии и все каждую ночь причащаются. Однако, раскрылось нечто ужасное. Из всего состава монастыря только восемь были греки, а остальные – преимущественно американцы, обращенные из протестантства, с неизвестным или сомнительным прошлым; среди них были юные и совершенно не знающие не только духовной жизни, но и православной веры. Их о. Пантелеймон соблазнял и некоторые искренне верили его словам, что грех мужеложества одобряется в православии. После извращенных оргий все причащались. Поступающих в обитель о. Пантелеймон очень скоро постригал в мантию и поэтому внешний вид монастыря был обманчивым. Когда производилось расследование, о. Пантелеймон дал понять, что его приглашают греческие архиереи-старостильники перейти к ним и что поэтому мы можем “потерять” весь монастырь. В нарушение правил ЗЦ, о. Пантелеймон не зарегистрировал монастырь, как находящийся в ведении нашего Синода и поэтому, поняв, что наш Синод не одобрит происходящего, он покинул ЗЦ вместе со всем недвижимым имуществом”. – Письмо арх. Антония к В. Р. от 25 марта/7 апр. 1995 г. ... «Одновременно с Бостоном из РПЦЗ ушла старостильная “Французская Миссия”, возглавлявшаяся архим. Амвросием (Фонтрье, † 1991). Из-за различных интриг его в архиереи не поставили, а хиротонисали бывшего послушника бостонского мон-ря Фотия (Терещенко) в еп. Лугдунского и Галльского. Также ему был дан пышный титул Экзарха Зап. Европы. Фотий (Терещенко) даже в РПЦЗ вызывал большую неприязнь своей полной беспринципностью и либерализмом. При усилении позиций Бостона в 1991 г., он в 1992 г. приехал в б. СССР, где еще в дек. 1991 г. принял под свой омофор беглого клирика архиеп. Лазаря (Журбенко) о. Сергия Онуфриева. В б. СССР Фотий повел себя в высшей мере странно и вызывающе: он посещал сергианские храмы, где молился, а в Оптиной пустыне даже сослужил с сергианским клиром. По отдельным сведениям можно предположить, что он еще до смерти Авксентия в 1995 г. отошел от него». В. К. КРАТКИЙ ОЧЕРК ЭККЛЕЗИОЛОГИЧЕСКИХ И ЮРИСДИКЦИОННЫХ СПОРОВ ГРЕЧЕСКОЙ СТАРОСТИЛЬНОЙ ЦЕРКВИ и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви. Интернет-публикация. Примечание № 60-61.

24)     Иеромонах Нектарий (Яшунский). Краткая история священной борьбы старостильников Греции против всеереси экуменизма. Интернет-узла Портал-Credo.Ru 2002. // Добавлю от себя, что вообще история греческого старостильного движения последнего времени представляет собой сплошные канонические нарушения. Даже с самого начала поставление греческих епископов епископами РЗЦ было не каноничным, совершенным самочинно в обход Первоиерарха и Синода (признание Синодом было сделано лишь спустя несколько лет). А вылилось это движение в множество Синодов, находящихся в постоянном дроблении, враждующих между собой, анафематствующих друг друга. О дереве судят по плодам ‒ начали с нарушения канонов, нарушением канонов продолжают (и даже пытаются эти нарушения ввести в ранг необходимых и законных). Пословица гласит: где соберутся три грека, там будет четыре раскола. // Из письма Архиепископа Антония Женевского к Митрополиту Виталию от 2.01.1987: «Дорогой наш Владыко, поздравляю Тебя с велики­ми праздниками и новым годом. Даст Бог новый год будет годом нашего освобождения от ига старостильных сект. Теперь мы пожинаем плоды, нашего незаконнаго и антиканоническаго вмешательства в дела автокефальной грече­ской Церкви. Отвечаем за грехи самочиния архиепископов Се­рафима Чикагскаго и Леонтия Чилийскаго. Какое право имели мы восполнять какия-то ни были хиротонии в пределах чужой Церкви? Тут виноваты главным образом архиепископ Аверкий и протопресвитер /тогда/ Г. Граббе, возомнившие себя судьями вселенной. Ведь принимали мы священников официальной Греческой Церкви без канонических грамат. Архиепископ Иоанн Максимович, категорически отказался восполнять хиротонии в Элладской Церкви. А высшая наша Церковная Власть все это покрыла и терпела до настоящаго времени. Это грех нашей Церкви и вот теперь его последствия. Надо признать грех, покаяться и очиститься, перед Лицом всей Христовой Церкви. И Сам Гос­подь теперь нам помогает это сделать. Будем благодарить за это Родившагося ради нашего спасения. Не мы облагодетельствовали пришедших к нам гре­ков, не мы в них нашли готовых слушаться пасомых. Они вос­хотели руководить нашей Церковью и вести нас за собою. И мы, сами, не замечая этого, стали их рабами, боящимися их критики: а что скажут греки!!??? А греки всегда были горды­ми и самоуверенными и с призрением относились к славянским Церквам. Вот теперь и сказали они нам спасибо. Помоги Тебе Господь, дорогой Владыко, очистить Церковь от греческих фарисеев. Трудный момент, ибо велик грех, но верю, что благодетельный для нашей Церкви. Молим­ся мы все за Тебя с любовью. На Тебя выпала честь вести сво­бодную часть Русской Церкви путем свято-русским в преддверии тысячелетняго юбилея крещения Руси». // Из письма Архиепископа Антония Женевского Митрополиту Виталию от 13-го мая 1987 года: «Мне кажется, что позиции и принципы нашей Церкви должны быть твердыми и определенными. Нельзя нам быть тростью, ветром колебле­мую. Мы решили твердо и определенно не вмешиваться в греческия дела и не решать вопросов о том, кто из них прав и кто виноват. Господь на примере Пантелеймона по­казал нам насколько это нас же компрометирует и ослож­няет нашу жизнь».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments