Kirillov Vladimir Yurievich (kirillov_v_y) wrote,
Kirillov Vladimir Yurievich
kirillov_v_y

Category:

А судьи кто? (2)

 М. Виталий и о. В.

Но может быть бывш. о. Мелехов принадлежал к этой группе современных фарисеев-законников по незнанию и только некоторое время?

Оказывается, нет, вполне сознательно и вплоть до настоящего времени ‒ о чем говорят его поступки.

Из журнала, издаваемого бывш. свящ. Виктором («Воздвижение» № 10, май-июнь 1995. С. 20-24), видна главная мысль этой группировки: РПЦЗ после шестидесятилетнего исповеднического пути, находится десять лет в состоянии печального отступления, т. е. с тех пор, как Первоиерархом стал Митрополит Виталий.

В этом журнале предлагалось «вниманию читателей Письмо Протоиерея Виктора Мелехова, которое как бы подводит итог тому пути, по которому направилась РПЦЗ после того, как Митрополит Виталий стал ее Первоиерархом в 1986 г. Отец Виктор был в числе духовенства Бостонского благочиния, которое неоднократно обращалось в 1986 г. (после того, как бывш. архим. Пантелеймона вместе с некоторыми монахами, на основании показаний ряда свидетелей, уличили в нравственных грехах ‒ ВК) к Митрополиту Виталию с указанием нарушений Правильного исповедания Веры. В конце 1986 г. о. Виктор вместе со своим приходом церкви Святого Воскресения в Вустере вышел из юрисдикции РПЦЗ. Митрополит Виталий и Синод РПЦЗ возбудили судебное дело, стремясь отнять церковное здание, собственником которого был приход. Они не успокоились, когда Вустерский суд решил дело в пользу прихода, подтвердив, что собственником здания является приход, который приобретал, отстраивал и содержал его на протяжении нескольких десятилетий.

Митрополит Виталий и Синод подавали апелляции в еще три судебные инстанции, дойдя, наконец, до самой высшей ‒ Верховного суда США. Не говоря уже о моральном ущербе, эта тяжба, тянувшаяся более 7 лет, заставила потратить тысячи долларов на судебные издержки. Синод за это время затратил гораздо больше, поскольку он начал дело и выступал истцом. Сколько средств могло пойти на доброе дело, в том числе на помощь в Россию, которую на протяжении нескольких лет оказывает нуждающимся россиянам Вустерский приход и благотворительное российское миссионерское общество, организованное Отцом Виктором!».

Так в чем же состояла «вина» Первоиерарха?

По мнению бывш. о. Мелехова в том, что он не послушался указаний этой группы и, в частности, его «наставлений», и, более того, хотел отстоять храм, принадлежащий РПЦЗ, от раскольников, а так же отвратить от этого безблагодатного пути и совращенную ими паству.

Этим я не хочу утверждать, что всё на пути РПЦЗ было всегда безоблачным и правильным, ведь земная Церковь состоит не из ангелов, а из грешных людей. Были и нарушения, и грехи, и излишняя доверчивость одних, была и злонамеренность других, толкающих, например, в объятья МП, была и сентиментальная любовь к Сербской Церкви, с закрыванием глаз на отступления её иерархии. Но было и противоположное, в частности, несослужение с сербами, обличение отступления иерархии МП, стремление противостоять церковной апостасии.

Было так, как это и должно быть в Церкви Христовой: в РПЦЗ уживались, в рамках допустимого, различные тенденции, подходы, различные богословские мнения. Разномыслие покрывалось любовью. Никто, на манер старостильных греков, не хлопал дверью, и в случае несогласия, не создавал свой Синод, хотя причин для этого можно было при желании найти куда более принципиальных, чем у иных греков.

И при Митрополите Филарете также происходили иногда сослужения с Сербской Церковью (и он это не возбранял, о чем есть его распоряжение), и сам Митрополит Филарет, не считая переход на новый стиль достаточным условием для отпадения от Православия, участвовал в богослужениях с новостильными румынами, оставляя решение этого вопроса особому Собору. Вспомним также историю с катакомбным о. Таврионом, перешедшим в МП ради окормления паствы, которого почитал и Первоиерарх.

Нет, чтобы не говорили некоторые «ревнители не по разуму», в Зарубежной Церкви никогда не главенствовал дух фарисейской «сверхправильности», а наоборот дух любви и сострадания к угнетенным (находящимся, например, под игом советской власти), а также и к падшим (вспомним как на Архиерейском Соборе 1934 г. с раскольников-евлогиан было снято «по чувству братской любви и снисхождения» заслуженное запрещение и восстановлено «не только молитвенное, но и литургическое общение», после чего они были оставлены на волю Божию [20]).

И, более того, никто иной, как известный своим милосердием Владыка Антоний Женевский, которого эта «сверхправильная» группа теперь публично порицает, писал своим собратьям-иерархам:

«Посылаю ... Вам... единственно, как мне кажется, возможную резолюцию по делу ухода от нас греков. Долго я думал над этим и пришел к убеждению, что прилагаемая резолюция единственно возможная. Очень прошу отнес­тись к моему предложению серьезно и вдумчиво. Тут и указание на преступление, тут и снисхождение.

Запретить всех ушедших от нас в священнослужении, совершенно не возможно, ещё и по тому, что вмешательство в дела греческой Церкви, конечно, не законное, есть наш грех. Поэтому часть ответственности за случившееся, мы обязаны взять на себя.

С самаго начала у нас с греками не было, если можно так выразиться, церковнаго брака, но было незаконное сожитель­ство. Теперь оно слава Богу развалилось.

Священнослужители, ушедшие самовольно из нашей Церкви, совершили каноническое преступление и достойны запрещения в священнослужении, до раскаяния.

Но в виду того, что они увели с собою многочисленную паству, Архиерейский Синод не желая паству лишить; благодати Божией, снисходя к немощам человеческим и давая; место церковной икономии, не налагает запрещения на недостой­ных священнослужителей, оставляя каноническое преступление на их совести и предоставляя его суду Божию.

Однако Архиер. Синод должен со скорбью преду­предить паству и священнослужителей, мнящих себя единственно истинными православными христианами, что путь самочиния, которым они пошли, ведет их из Церкви в секту.

Понявших это, мы готовы с любовью принять обратно в Церковь» (21).

Но Архиерейский Синод поступил более радикально и наказал раскольников.

И вместо того, чтобы понять и покаяться, эта группа отцеживая по фарисейски комара, проглотила верблюда т. е. попала из Церкви в секту.

О. Пантелеймон «отправился в Грецию и там сговорился с двумя «независимыми» /другими словами ‒ неканоническими/ иерархами Гавриилом и Акакием, не являющимися членами какого либо из существующих Синодов старостильников в Греции. Будучи принят ими, архимандрит Пантелеймон бежит из нашей Церкви, боясь очевидно дальнейшаго разследования его дела, чем и подтвердил возложенное на него обвинение.

Невольно вспоминается разсказ самого о. Пантелеймона о том, как ведут в Греции арестованнаго монаха, укравшаго козу, который на всю улицу кричит: страдаю за старый календарь! Теперь сам архимандрит, подоб­но этому монаху, закричал на всю Америку: страдаю за истинное правосла­вие! Страдаю, так как Синод Русской Зарубежной Церкви после смерти мит­рополита Филарета, изменил свое исповедание веры, ориентируясь в сторону Экуменизма, потеряв таким образом каноническое основание для своего существования, увеличивает свои контакты с представителями Московской патриархии и других Церквей за железным занавесом.

К этому обвинению Архиерейскаго Синода во всевозможных гре­хах, последовавшему только сейчас, когда понадобилось архимандриту Пантелеймону, присоединились к сожалению около 20-ти греческих священников и диаконов с их приходами и паствою. Причиною этого явилась очевидно греческая солидарность и неведение или нежелание знать того в чем обви­нен их собрат.

Ушли с ними, по недо­разумению, два русских священника (Мелехов и Шнайдер – ВК) и несколько прихожан, живших не дале­ко от греческих церквей и ходивших туда молиться...»

«Гордость помрачила разум греков, держащихся стараго кален­даря. Они возомнили себя, не больше не меньше, как единственно истиными православными христианами, а все Церкви Христовы и все Православие лишенными благодати Божией. Не бесовская ли это гордость, лишившая оче­видно благодати эти самочинныя, старостильныя группы? Какую жалкую картину являют они миру, враждующия между собой, обвиняющая друг друга в неправославии, делящияся на все более мелкия группы, из коих каждая пре­тендует на «вселенскость», ставя епископов и вне Греции, не разбираясь в качествах и достоинствах кандидатов и не будучи в состоянии контроли­ровать их деятельность заграницей. О. Пантелеймон с братией создают еще одну старостильную секту, ведя за собой других и забывая слова Спа­сителя о том, что "если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму" /Ме.15,14/

Увы, и в нашей епархии появились критики. Так, например 20-го февраля прошлаго года, они потребовали от нас ответа на вопрос: сослу­жит ли духовенство «Синодальной» Церкви /другими словами ‒ Русской Православной Церкви заграницей, к которой принадлежат и требующие ответа/ с новостильниками и экуменистами? Цель вопроса ‒ обвинить НАС в «грехе» сослужения. Но почему этот вопрос не волновал их тогда, когда принима­ли от НАС благодать священства? Тогда, очевидно, возлагавший на них ру­ки архиерей был православным, теперь же они ищут причину для обвинения его в отступлении от истиннаго православия.

Ответ им был дан ясный и определенный о том, как наша Цер­ковь всегда относилась и относится к каноническим Церквам, принявшим в богослужебной практике новый календарь.

Еще в 1925-ом году, вскоре после принятия новаго календаря в церковную практику, пятью Православными Церквами на конгрессе 1923 го­да, Румынская Церковь /одна из пяти/ пригласила Митрополита Антония, основатели нашей Церкви заграницей участвовать в торжествах настолования румынскаго патриарха Мирона. Митрополит Антоний, известный всему миру ревнитель Православия, едет в Бухарест и совершает богослужения с новостильниками. Тогда же в Бухаресте в русской церкви он служит с митропо­литом Польской Церкви Дионисием, перешедшим то же на новый календарь.

27-го сентября 1961 года наш Архиерейский Синод обратился с письмом к греческим старостильникам, копии котораго были посланы грече­скому Архиепископу. Америки и Вселенскому Патриарху. В письме было сказано: “Наша Церковь придерживается стараго календаря и считает введение новаго календаря большой ошибкой. Тем не менее, ея тактикой было всегда хранить духовное общение с православными Церквами, которыя приняли новый календарь, по столько по сколько они празднуют Пасху согласно решению Перваго Вселенскаго Собора... Мы никогда не прерывали духовнаго общения с каноническими Церквами, в которых был введен новый календарь”. Подписал митрополит Анастасий. Этого яснаго определения придерживается наша Церковь до сего дня.

Наши Архиерейские Соборы и отдельные иерархи многократно по­вторяли: новый календарь не есть ересь, а большая и грубая ошибка. На основании чего, митроп. Филарет, приезжая часто во Францию, служил воскресныя литургии в румынской церкви в Париже, молясь со своей новостильной паствой.

Митроп. Виталий, верный своим предшественникам, пишет в рож­дественском послании сего года: «В данное время большинство поместных Церквей потрясены ... двойным ударом: новаго календаря и экуменизмом. Од­нако и в таком их бедственном положении, мы не дерзаем и, упаси нас Гос­подь от этого, сказать, что оне утратили Божию благодать.» Признания че­го уже десятилетиями добиваются от нас греческия старостильныя группы.

Мы должны знать и не забывать, что еще в 1953-ем году архи­епископ Иоанн /Максимович/, тогда архиепископ Брюссельский и Западно-Ев­ропейский, РУКОПОЛОЖИЛ, с разрешения митрополита Анастасия, совместно с румынским митроп. Виссарионом, беженцем, проживавшим тогда во Франции, новостильнаго епископа Феофила, для румын беженцев. Епископ Феофил воз­главил тогда автономную румынскую епархию Русской Православной Церкви за-границей. С этих пор мы имеем первых новостильников в ограде кашей Церкви, под непосредственным окормлением Главы ея ‒ Митрополита. И если мы с ними сослужили и сослужим, то значит ли это, что уже с 1953 года мы изменили Православию? Да не будет! По письменному поручению митропо­лита Филарета, МЫ рукоположили для румынской автономной епархии священ­ника румына Михаила Костандаке, управляющаго ныне вдовой епархией. Все это должны были бы знать Пантелеймон с братией, утверждающие что наш Си­нод изменил Православию только со смерти митроп. Филарета.

Тот же архиепископ Иоанн принимает в свою Брюссельскую и За­падно-Европейскую епархию вторую новостильную группу ‒ православных гол­ландцев, ушедших из Московской патриархии. Эти голландцы, пользуясь но­вым календарем, просуществовали в нашей Церкви 22 года и глава их архи­мандрит Иаков, был возведен Архиерейским Собором во епископа Гаагскаго и Голландскаго. Очевидно, что он остался бы нашим епископом до сего дня, если бы сам не ушел от нас с паствою. Что на это скажут критики?

Наконец, архиепископ Иоанн принимает в нашу епархию третью группу новостильников, возглавляемую протоиереем Евграфом Ковалевским. С этой группой был принят и теперешний Глава Французскаго Благочиния ‒ архимандрит Амвросий /тогда иеромонах/. Митроп. Анастасий сочувствовал возведению протоиерея Е. Ковалевскаго в сан епископа, не ставя вопроса о календаре. И вот он был рукоположен, архиеп. Иоанном, во епископа Сан-Денисскаго, с наречением ему имени в монашестве Иоанн.

После смерти архиепископа Иоанна, епископ Иоанн Сан Денисский /Ковалевский/ самовольно покидает нашу Церковь, за что лишается са­на он и все ушедшие с ним. Небольшая группа его священнослужителей оста­лась в нашей Церкви и просила НАС принять их под НАШ омофор, что МЫ и сделали. Принятые таким образом продолжали еще некоторое время служить по новому календарю. Теперь, как говорится, ставши более роялистами, чем сам король, они обличают НАС, никогда не служившаго по новому календарю, в сослужении с новостильниками.

Из трех новостильных групп, остались в нашей епархии до се­го дня только румыны. Конечно, с ними, принадлежащими нашей Церкви, но не нашей епархии, МЫ сослужили и сослужим вот уже 34-ый год, как с бра­тьями во Христе, хотя и практикующими нежелательный для нас новый кален­дарь. С духовенством православных Церквей, принявших новый календарь, МЫ фактически не служим, хотя и делаем иногда исключения, в зависимости от обстоятельств. Делать исключения есть право архиерея, “правоправящаго слово Христовой истины.”

Такова история и практика нашей Церкви в отношении приняв­ших новый календарь. Из сказаннаго видно, что МЫ в этом вопросе следуем примеру митрополитов: Антония, Анастасия, Филарета, Виталия и архиепис­копа Иоанна, считая их достойными примерами для подражания. Они умели избегать опасных крайностей, могущих ввести в заблуждение даже лучших чад Церкви. А грекам в Америке и любым критикам надо, для собственнаго оправдания лжесвидетельствовать о том, что якобы Архиерейский Синод на­шей Церкви изменил последнее время заветам митроп. Анастасия и идет но­вым /?/ путем. Они твердят о том, что, после смерти митроп. Филарета, мы изменили “свое исповедание веры”, ориентируясь в сторону экуменизма. Новое ни на чем не основанное обвинение» (22).

Из слов Владыки Антония видно, что Зарубежная Церковь до последнего времени старалась идти «царским» путем, не уклоняясь ни вправо, ни влево и не торопилась отсекать, надеясь на исправление отступающих, хотя и отдельные иерархи держались более строгих взглядов. Но, к сожалению, со временем и в РПЦЗ начали назревать процессы, приведшие к печальному Собору 2000 года, после которого уже сохранять допустимые разномыслия было не возможно.

Давайте повнимательнее рассмотрим, под каким же омофором оказалась эта бостонская «сверхправильная» группа (23)?

И кто это такие «независимые» Митрополиты Акакий и Гавриил, в нарушении канонов, принявшие отколовшуюся от РПЦЗ группу.

«В этом же 1974 году от административного подчинения Синоду (Архиепископа Авксентия ‒ ВК) отошел митрополит Хризостом Солунский (Киюсис), а вслед за ним митрополиты Акакий Диавлейский и Гавриил Кикладский, не выставив никаких вероучительных причин, а лишь по недовольству некоторыми административными погрешностями Архиепископа, главным образом хиротониями, которые он зачастую совершал без согласия всех членов Синода при помощи одного-двух архиереев» (24).

Но, по-видимому, у «независимых» они долго не задержались и в 1987 г. оказались в новом Синоде Архиепископа Авксентия, образованного им в 1985 г. из нескольких епископов, после того, как его низложил старый Синод из-за так называемого «дела Тсакоса».

«Синод этот большим влиянием в Греции не пользовался (тем более, что два его архиерея – Афанасий и Герман – как-то обособились и не принимали практически никакого участия в его деятельности) и получил широкую известность – главным образом оттого, что в 1987 году в него перешло из РПЦЗ более 30 приходов в Америке (т.н. “бостонцы”) и во Франции. В 1989 году Синод Авксентия рукоположил для них епископов Ефрема Бостонского (который проходил как соучастник по делу о. Пантелеймона — ВК) и Фотия Лионского (для группы французов, отколовшихся также от РПЦЗ, который позже впав в нравственные прегрешения, удалился от дел ‒ ВК), а в 1991 – Макария Торонтского (также монаха Бостонского монастыря). <...> Американские епископы теперь считают свою церковь автокефальной, по крайней мере de facto (ее официальное название – “The Holy Orthodox Church in North America), но вместе с тем считают себя Синодом Церкви ИПХ Греции. В 1997 году они усвоили двум правящим епископам – Ефрему и Макарию – титул митрополитов, причем первый из них является первоиерархом, а второго они наименовали “местоблюстителем Афинского архиепископского престола, первоиерархом всей Греции”, поставив таким образом Греческую церковь-матерь в положение низшее по сравнению с Американской. Они также написали епископу Лионскому Фотию, что он тоже может именовать себя “митрополитом”, но тот этого не принял, а вскоре и вовсе сложил с себя пастырские обязанности, оставив епархию на управление викарного епископа Филарета, который, хотя и остается формально членом Синода (непонятно какого – американского или греческого), но на заседания в Америку не ездит, признает за ними лишь местное (для Америки) значение и проводит самостоятельную церковную политику. Свою церковь он именует иногда “Французской епархией Церкви ИПХ Греции”, а иногда – “Православной Церковью Франции”» (25).

Так вот, в этом новом Синоде низложенного собратьями Архиепископа Авксентия (сомнительным в каноническом отношении) бывш. свящ. Мелехов и становится со временем «Протопресвитером и Российским Экзархом» (26).

В 2001 году «Американские авксентьевские архиереи проводят в Афинах заседание “Священного Синода Церкви Истинно-Православных Христиан Греции” на котором даруют автокефалию Святой Православной Церкви в Северной Америке, т.е. себе самим. Экзарх Синода в России, протопресвитер Виктор Мелехов заявляет о (полном ‒ ВК) распаде Синода присоединяется к новообразованному русскому Синоду Митрополита Виталия за ним следует приход в Москве» (27).

Но каким образом много лет находясь в расколе, мирянин (поскольку с него был снят сан) Виктор Мелехов оказался под омофором Митрополита Виталия в сане протопресвитера?

Оказывается очень просто: «Протопресвитер Виктор Мелехов был принят в лоно РПЦЗ(В) главой Церкви Митрополитом Виталием без покаяния и в сущем сане» (28).

Но как это могло случиться?

Наверное, потому, что, наконец, Митрополит Виталий «исправился» и стал верить также, как бывш. о. Мелехов? Или дела в Бостонском Синоде сложились для бывш. свящ. Виктора не совсем благополучно? И греческих «старцев» перестал интересовать Российский Экзархат (громкое название для кучки духовных чад о. Виктора, хотя конечно дело не в количестве), только требующий денег и ничего не дающий взамен?

Но, независимо от причин, как мог быть принят в сущем сане тот, с которого этот сан был законно снят около 15 лет тому назад соборно епископами РПЦЗ?

Остается констатировать досадную оплошность церковной власти.

Иначе получается, что РПЦЗ и, в частности, Митрополит Виталий, были неправы, совершая акт снятия в свое время сана с Виктора Мелехова. И, следовательно, раскола со стороны этого бывш. священника и бостонцев вообще никогда не было. Но это как раз он и хочет, несмотря на обратные факты, доказать всем: бостонского раскола не былоя «никогда не уходил в раскол, так как “бостонский раскол” расколом не был, а был “стоянием в истине”» (29).

Таким образом, связь с уличенными в нравственных грехах «бостонцами», разорвана не была.

Вот вам и «бостонский» дух, о котором мы уже писали: ради их «истины» можно идти на все. А отсюда и «открытые письма», экклезиологические трактаты, якобы от лица всей Церкви, присвоение себе не занимаемых должностей, интриги, травля по интернету и желание руководить и насаждать дух своей партии, не скупясь при этом и на подарки влиятельным лицам: «Пришло время ‒ как заявил о. Виктор ‒ для истинных сынов РПЦЗ собраться и восстановить ее прежний душеспасительный курс. <...> В духовном смысле должна быть проведена большая работа».

Другими словами, должна быть создана партия, призванная реорганизовать РПЦЗ ‒ превратить Её во что-то другое, качественно более «чистое». Ведь та, «старая» РПЦЗ осудила бывш. о. Виктора!

Вот вам буквальные слова одного нового, но сродного по духу, адепта В. Мелехова: «Кстати, в случае четкого принятия экклесиологии Новомучеников, РПЦЗ как исторически-вероисповедный церковный феномен перестанет существовать и Ее традиция прервется (потому что у РПЦЗ даже Митр. Филарета “такой” экклесиологии никогда не было). Возникнет РПЦИ, в которую нужно будет фактически по новой «принимать» многих, например, французов (т. е. клириков Западно-Европейской епархии – ВК). И Митр. Виталия, кстати. И именно через покаяние. Французы это поняли сразу. Отсюда и конфликт. Конфликт между РПЦИ и РПЦЗ. Возможно, Вам это покажется “не смиренным”, но я ‒ строго за смерть РПЦЗ и торжество РПЦИ. И буду добиваться смерти РПЦЗ всеми доступными мне средствами. Только РПЦИ сможет воссоединиться в единой вере со Святыми Новомучениками и Катакомбной Российской Церковью. РПЦЗ для этого катастрофически вероисповедно не подходит».

Что это такое? Шутка? Нет, но как сказал тот же «церковный» революционер: «... в каждой шутке всего лишь доля не правды» (30).

И вот неумеренный Виктор Мелехов, не успев, образно выражаясь, отряхнуть грязь с сапог после многолетнего путешествия по сектантскому бездорожью, решил, что его час пробил и начал свою долгожданную «большую работу» по созданию партии и очищению РПЦЗ от «еретиков» («киприанитов», «французов» ‒ последователей Вл. Антония и прочих уеренных). Одним словам ‒ реванш! Так была создана группа «американских священников» воюющих против «французов», к которым теперь примкнули еще и бывшие суздальские раскольники – РПАЦ. Остались только на очереди, не научившиеся ничему «умники» из РИПЦы.

Кстати, «исповедническая» мелеховская борьба с учением греческого Митрополита Киприана, выразившаяся в его непосредственном участии в «Резолюции Пастырского Совещании» 2001 г., которое он предвзято и демагогически толкует (не понимая или искажая его суть), не гнушаясь подтасовками и инсинуациями, является главным средством сторонников бывш. свящ. Виктора прикрыть свои истинные цели. Сюда также примешивается ими и позиция женевского Владыки, забывая, что никто иной, как Владыка Антоний (которого сейчас некоторые называют «либералом» и даже кощунственно «еретиком»), был противником установления литургического общения с группой Митрополита Киприана (который этого давно добивался), что стало возможно лишь только после кончины Архиепископа.

Набравшись как следует «пантелеймоновского» духа (вспомните о. Серафима Роуз, писавшего о методах этой партии), от неё пошли декларации типа: «экклезиологии американской и французской групп нашей Церкви различаются».

Доселе единая Церковь стала стараниями партии Мелехова разбиваться на две части.

А есть ли разница в «экклезиологии» у этих «частей»?

Откройте «Исповедование исконной позиции РПЦЗ» Протоиреев Константина Федорова и Вениамина Жукова, прочие многочисленные заявления клириков Архиепископа Варнавы и сравните... Увидите, что последние излагали учение о Церкви, находясь внутри Церкви, выступая против сергианства, экуменизма (с признанием анафемы на него) и прочего модернизма.

Так в чем же собственно разница?

А разница в том, что протопресвитер все последние годы был в «старостильной секте», из которой он сбежал, но от духа её не избавился, так как попытался войти в нашу Церковь с заднего хода, т. е. без покаяния в учиненном в 1986 году расколе вместе с осужденном за «демонский» культ «старцем» Пантелеймоном! И мало того что не избавился, но намеревался заразить им и других. А «французы» всегда были в Церкви, изнутри борясь изо всех сил с церковной апостасией.

Другими словами разница не в вероучительных истинах, как хотел бы представить бывш. свящ. Виктор, а в видении, что такое Церковь.

Для мелиховцев Церковь, ‒ это не более того, как их «старостильная секта» (организация, партия), на манер которой они хотели бы перестроить РПЦЗ, да вот беда, «французы» мешают.

Церковь любит хранить традицию, почитает своих усопших наставников за их вклад в домостроительство, иногда, со временем, любовно отвергая некоторые их богословские мнения и ошибки. Заслуга Архиепископа Антония Женевского состоит как раз в том, что он воспитал в своих клириках понятие ‒ что такое Церковь. Это понятие и помогло им не сбиться с пути в момент «огневых» испытаний. Вот вам и загадка: от «либерала» Архиепископа Антония пошли ревнители, не побоявшиеся встать за попранную отступниками Истину. И ничего нет страшного, если Церковь Владыка Антоний понимал шире (сразу не отвергая заблудших, предпочитая дать им время на исправление), чем хотелось бы некоторым. Ей это не повредит. Она не боится разномыслия (не путайте с ересью) и у Неё есть все средства, чтобы оставаться чистой Невестой Христовой. И она не спешит с выводами, потому что Её Пастыреначальник ‒ Хозяин времени. Для РПЦЗ, как для истинной Церкви Христовой, было не смертельно, если Святитель Иоанн Шанхайский, строгий ревнитель канонов, считал, что благодать в МП есть и с ним соглашался Архиепископ Антоний Женевский и другие, и в то же время другой Святитель ‒ Филарет и Архиепископ Антоний Лос Анжелосский считали, что её там нет, иные же епископы сомневались, кто в одном случае, а кто в другом. Но они все сходились на одном ‒ иерархи Московской патриархии не настоящие возглавители Церкви Российской. До соборного решения каждый может иметь свое мнение, это допустимо и не разрушительно для истинной Церкви. Но и после принятия соборного решения нужно еще определенное время, чтобы его применить (например, чтобы принять Никейский символ после Первого Вселенского Собора потребовалось еще 80 лет). Из истории Церкви (к примеру, 4-5 веков) известно, что не все анафематствования сразу начинали работать, но со временем всё вставало на свои места.

Секта же всегда приглажена под одну гребенку, для неё разномыслие это ‒ гибель, ведь она без корней и питается отрицанием, борьбой с чем-то. Отними эту борьбу, и она потеряет смысл своего существования. Сектанты, это ‒ не только иваны не помнящие родства, но и вечно спешащие хамы, в прямом смысле никого не почитающие, никого кроме себя не любящие ‒ «перекати-поле». Это прельстившиеся актеры, взявшие на себя самопроизвольно роли судей, но судей без милости и без жалости, ‒ защитники истины, но без любви.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments