Kirillov Vladimir Yurievich (kirillov_v_y) wrote,
Kirillov Vladimir Yurievich
kirillov_v_y

Архиепископ Антоний Женевский об отношении Русской Зарубежной Церкви к новостилию

 Вл. Ант и м. Ф

Из Доклада «Наша Церковь в современном мире», прочитанного на Третьем Всезарубежном Соборе 1974 года

<…> Отношение нашей Церкви к соблазнам модернизма

Оказавшись за границей своей родины, митроп. Антоний поднял меч истины одновременно и против модернизации Церкви в СССР - создания так называемой „живой церкви" и того же модернизма в свободном мире, выявившемся на конгрессе 1923 года, о котором я уже говорил. Ведь предполагаемыя и принятия реформы там и тут были почти одни и те же! Обман модернизма полностью не удается и только несколько Церквей поначалу переходят на новый стиль, отвергнутый большинством.

Не принявший решительно новый стиль для православной Церкви, митроп. Антоний не уклонился в другую крайность и меч его не сечет выи грешников. Он низводит на главы их огнь любви и долготерпения. Он не по­рывает молитвеннаго общения с Церквами, принявшими новый календарь, он никого не анафематствует, что можно было бы, казалось, сделать по нача­лу. По свидетельству нашего первоиерарха и по тому, что мы сами слыхали от митроп. Антония, он новый стиль не считал ересью, он для него был грубым нарушением церковнаго порядка. Он принимает например приглашение Ру­мынской Церкви и отправляется в Румынию, после того как эта Церковь пе­решла на новый стиль.

В Сербской Церкви конгресс 1923 года оставил тоже пагубный след. Несколько вдовых священнослужителей вступили во второй брак, явно нарушив этим каноны Церкви. Православнейший митроп. Антоний такому беззаконию сочувствовать не мог. Однако во всеуслышание он никого не обличает, не порывает с Сербским патриархом, но остается жить у него и личным при­мером своего благочестия и верности православию поддерживает православные настроения в Сербской Церкви, где браки вдовых священников больше не повторялись.

Меч против греха и милосердие к грешникам, так учил нас бла­гостный святитель. Ведь назвать своего брата еретиком не трудно. По че­ловечески не трудно, но в очах Божиих, осудивший ближняго в ереси, принимает на душу ответственность, как предвосхититель суда Церкви.

Вспомним монаха, котораго называли вором, блудником и лжецом и который на все обвинения отвечал смиренно, что он именно такой и есть. Но когда обвинили его в ереси, он сказал нет. И будучи спрошен, почему до сих пор он соглашался с обвинениями, а теперь протестует, монах отве­чал: хотя я и блудник, лжец и вор, но я нахожусь в Церкви и для меня не закрыто покаяние и спасение... Но если я еретик, то я вне Церкви, вне спасения...

Извергнуть из Церкви, объявив кого либо еретиком, может только сама Церковь законным судом своих епископов. И кто из нас дерзнет предвосхищать суд Церкви? Каждый православный христианин может сказать, и то с большой осторожностью, что такой-то брат мой имеет не православныя мысли, погрешает в вере и т. д. Но назвать кого-либо еретиком в пол­ном смысле этого слова, только потому что мне так показалось, что я так нахожу - значит впасть в гордость, непростительное самомнение, взять на душу больше чем грех осуждения.

При митроп. Анастасии мы до самого последняго времени мо­лились за святейших патриархов православных, хотя были они уже экумени­стами и новостильниками. При нем же произошло важное и грустное событие в православном мире: все поместныя Церкви окончательно вошли в Мировой Совет Церквей. Митроп. Анастасий не колебался. Одна наша Церковь в свободном мире отказалась от экуменическаго движения. Что это значит? Значит, что без лишних слов и анафем свободная Рус. Церковь осудила твердо и ре­шительно экуменизм, как движение не православное! Избирает она свой соб­ственный путь в Православии, путь особенный, единственный. Митрополит Анастасий не боялся остаться одиноким на этом пути. И однако мужествен­ный старец не рвет ни с кем молитвеннаго общения, не объявляет никого еретиками, не мечет громы и молнии, но низводит огнь долготерпения на погрешающих.

Интересны два письма Архиерейскаго Синода нашей Церкви адре­сованные Церкви греческих старостильников, копии которых были в свое время посланы греческому Архиепископу Америки и Вселенскому патриархату.

Письмо первое, номер 3/50/1296 от 27-9.1961 года: «Наша Церковь придерживается старого календаря и считает введение новаго календаря большом ошибкой. Тем не менее, ея тактикой было всегда хранить духовное общение с православными Церквами, которыя приняли новый календарь, по столько по сколько они празднуют пасху согласно решению Перваго Вселенскаго Собора. Наша Церковь никогда не объявляла Вселенскую патриархию или греческую Архиепископию Северной и Южной Америки схизматическими и не прерывала с ними духовнаго общения».

Непонятно почему второе письмо ровно через неделю, номер 3/50/144 от 3.10.1961 года: «Наша Церковь придерживается стараго календаря и считает введение новаго календаря заблуждением. Тем не менее, согласно политики приснопамятнаго патриарха Тихона, мы никогда не прерывали духовнаго общения с каноническими Церквами, в которых был введен новый календарь».

Митроп. Анастасий впервые допускает новый стиль в нашей Церкви для новообращенных из инославия. Так покойный, многими почитаемый как праведник и подвижник нашего времени архиеп. Иоанн принимает в Западно-Европейскую епархию группу православных голландцев, которые, пользуясь новым календарем, просуществовали в нашей Церкви 22 года - срок не малый. В то же время появились в нашей Церкви новостильники румыны. Архиепископ Иоанн, не без согласия митроп. Анастасия, рукоположил вместе с румынским митрополитом беженцем в Париже румынскаго епископа Феофила новостильника, чем дал начало существованию в нашей Церкви новостильных румынских приходов. Эти приходы ныне подчиняются непосредственно нашел Первоиерарху, который каждый год, будучи в Европе, служит в румынском храме в Париже, что имело место и в этом году в воскресение 28-го июля (15-го по старому стилю). Более того - поднят вопрос о возведении в сан епископа румынскаго протоиерея из Парижа, сознанием, с нашей стороны, заранее того, что румыны в настоящее время от новаго стиля не откажутся. Ведь более 50-ти лет Румынская Церковь живет по новому календарю. Выросло два новых поколения незнающих стараго.

При митроп. Анастасии была принята в Западно-Европейскую епархию группа православных французов, руководимая протоиереем Е. Ковалевским - новостильником. Сам митроп. Анастасий долгое время сочувствовал ведению прот. Е. Ковалевскаго в сан епископа, не предъявляя однако условия изменения календаря. Архиеп. Иоанн вместе с новостильным епископом Феофилом рукоположил Ковалевскаго во епископа Сан-Денийскаго. Не наша Церковь извергла новостильнаго епископа Иоанна (монашеское имя прот. Е. Ковалевскаго) из своих недр. Он сам ушел от той Церкви, которая дала ему благодать епископскаго служения, за что и был судим и лишен сана.

Часть паствы этого недостойнаго иерарха, осталась верной нашей Церкви и существует ныне в границах Западно-Европейской епархии, как благочиние, возглавляемое архимандритом Амвросием - французом, который сам добровольно и постепенно перевел свои французские приходы на старый стиль, что явилось результатом нашего терпения и снисхождения к ним.

Митрополит Анастасий, отказавшись от экуменическаго движения, посылает охотно на их съезды своих наблюдателей, для свидетельства истины. Не задумываясь, послал он наблюдателей от нашей Церкви и на Ватиканский собор. Он принимал таким образом с достоинством участие в жизни католиков и протестантов, не боясь, но и не смешивая однако никогда истины с ложью, не ставя себя в равное положением с инославными. Он пытался бросить в это движение зерна истины. И хотя экуменизм в его время принял уже широкие размеры в православном мире, митрополит не принимает против него решительных мер.

Это делает собор наших епископов в 1971 году при митрополите Филарете, объявив экуменизм учением еретическим с точки зрения православной Церкви. Однако далек был собор от мысли о том, чтобы считать еретика­ми представителей всех поместных Церквей, вошедших в экуменический Совет. Митроп. Филарет обращается к епископату Церкви Христовой с двумя скорбны­ми посланиями, в которых указывает на опасность проникновения идей экуме­нических в православное сознание, указывает на неправильный мысли и высказывания патриарха Афинагора, никого еретиком не называя! Ваше Святейшеств так обращается он к патриарху Константинополя. <…>

Отношение к нашей Церкви поместных православных Церквей после последней войны

До окончания последней мировой войны, сослужили мы свободно с представителями всех поместных Церквей в свободном мире, даже с перешедшими на новый стиль и увлекающимися экуменизмом. Изменение отношений к нам этих Церквей началось после войны, когда дряхлый патриарх Алексей был послан советской властью с визитами к патриархам и главам поместных Цер­квей. Плененный безбожниками старец обманывал своих собратьев, внушая им, что в России теперь якобы все изменилось к лучшему, что Церковь теперь свободна, что тысячи молящихся наполняют храмы и т. д. Перед лжесвидетель­ством престарелаго патриарха не устояли официальные представители Церквей. Они признали Алексия настоящим, право правящим патриархом всея Руси. Он же в свою очередь, просил их всех прервать молитвенное общение с нашей Цер­ковью, как раскольническою, непризнающею своего законнаго патриарха. На сколько это было обещано, мы не знаем. Знаем только, что сослужение не сразу прекратилось. Так представитель Константинопольскаго патриарха митро­полит Емилиан сослужил мне на литургии в нашем храме в Женеве, уже после визита патриарха Алексия. Это было тогда и для нас и для греков вполне приемлемо.

Возмутился этим сослужением ни митрополит Анастасий, ни архиеп. Иоанн, правящий в западной Европе, а московский патриарх, разразив­шийся грозным посланием к патриарху Афинагору, требуя прекращения сослу­жения с нами клириков Константинопольской Церкви. Только после этого, не решением, повторяю, нашей Церкви, а указом патриарха Афинагора было зап­рещено грекам служить с нами. С этого приблизительно времени фактически и прекращается наше сослужение с официальными представителями поместных Церквей. Ведь все эти Церкви, без исключения со времени Родосской конфе­ренции стали сотрудничать с патриархом московским и его Синодом, признав его официально, а не по совести, за главу Русской Церкви.

Мы сослужения с официальными представителями не искали и не ищем. Этот разрыв отвечает и нашему отношению к ним. Но наше молитвенное общение с православными Церквами не было этим полностью прервано. Во-пер­вых, документа о нашем отлучении от вселенскаго единства принятаго всеми Церквами не существует! Когда митроп. Лининградский Никодим требовал та­кого документа от представителей автокефальных Церквей на Всеправославном совещании в Женеве, он его не получил. Его требование было обойдено молчанием и игнорировано официальными представителями Церквей, что свидетельствует о том, что среди них мы имеет не только врагов, но и друзей. Таким образом, не осуществились желания богоборцев. Ведь большинство представителей Церквей и официальные (молчащие часто страха ради иудейскаго) и неофици­альные сочувствуют нашей Церкви, понимая, что свободными епископами ея, а потому настоящими, являемся мы! <…>

+Архиепископ Антоний

Архиепископ Антоний (из письма Митрополиту Филарету - Пасха 1976 г.):

<…> Владыко Святый, прошу Вас вспомнить мой доклад на Третьем Всезарубежном Соборе. Этот доклад яв­ляется как бы моим исповеданием веры, исповедью того, чему научили меня великий авва Антоний, архиеп. Иоанн, то же не­заурядный иерарх нашей Церкви, архимандриты Кирик и Амвро­сий и другие пастыри Церкви Христовой, с которыми, привел Господь меня встретиться и от них поучаться.

<…> В докладе я пытаюсь доказать во-первых, что Цер­ковь, как благодарное Тело, существует и тогда, когда ея официальные представители теряют страх Божий и ведут себя недостойно и предательски в отношении ея. Так после Фло­рентийской унии, Константинопольская Церковь, как Церковь, продолжала существовать. Существует она и теперь в лице своих, верных православию, пастырей и добрых христиан.

Поэтому рвать последние связи со всеми автокефальными Церквами, которые мы можем иметь помимо их недостойных официальных представителей, я считаю неправи­льным и опасным. Я воспринимаю это, как путь к сектантству и опасной самоизоляции, не оправдываемой православным уче­нием о Церкви. <…>

Я уверен в том, что среди евлогиан, как клири­ков и паствы Константинопольской Церкви, имеются достойные пастыри и добрые христиане. <…>

Митрополит Филарет (из письма Архиепископу Антонию от 18 апр./1 мая 1976 г.):

Владыко! Развѣ я говорилъ о «неправославіи» Вашего доклада, блестящаго и убѣдительнаго? Правильно ли Вы меня поняли? Я имѣлъ въ виду только то, что я и другіе архіереи были несогласны, съ нѣкоторьши чисто-практическими указаніями В. доклада (здѣсь - опять рѣчъ о сослуженіи, которое защищаетъ Вашъ докладъ). Но по идейно-богословской и идейно-церковной сторонѣ, В. докладъ вполнѣ православенъ. И вообще, православность Вашего образа мыслей не подлежитъ сомнѣнію - ни для меня, ни для другихъ Вашихъ собратій!

Из Пастырского Послания 1974 г. Архиепископа Антония

к пастве Западно-Европейской и Австрийской епархий

Считаю своим долгом поделиться с вами, возлюбленные братья и сестры радостью нашего братского общения на Третьем Всезарубежном Соборе свободной русской Церкви за границей. <…>

Собор прежде всего исповедовал свою непоколебимую веру во Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь и засвидетель­ствовал свою готовность хранить эту веру и канонический порядок в послушании своим архипастырям. <…>

Собор свидетельствовал о том, что наша Церковь несом­ненно поддерживает единство со всеми чадами Вселенской Церкви, исповедывающими верность Православию.

Коснулся Собор и вопроса современного модернизма. Он подтвердить еще раз, что наша Церковь считает введение нового сти­ля ошибочным, вносящим неправильность в церковную жизнь и в конечном счете приводящим к расколу. Она не принимает его и от сослужения с принявшими фактически уклоняется, хотя и терпит его, ради икономии, в какой-то мере временно, для новообращенных в православие и принятых в нашу Церковь из поместных Церквей из-за железнаго зана­веса и живущих по новому стилю более пятидесяти лет, воспитавших на нем два поколения верующих!

Ревнующим чрезмерно Собор напомнил, что решать вопрос о благодатности или безблагодатности какой-либо Церкви или части ее может только правильно созванный, правомочный Вселенский Собор. <…>

+Архиепископ Антоний

Рапорт Архиепископа Антония Женевского Архиерейскому Синоду

5-го февраля 1975 года

Честь имею изложить Преосвященным Членам Архиерейскаго Синода мою точку зрения по вопросу хиротонии во епископа протоиерея румына Василия Болдеану.

Препятствием для его хиротонии, по мнению не­которых Преосвященных, является новый календарь, принятый Румынской Церковью еще в 1923 году.

С тех пор прошел 51 год. Современные румыны приняли новый календарь от своих отцов и даже дедов. Два поколения церковно воспитано на новом календаре. Хорошо ли или плохо это было сделано 51 год тому назад, но было сделано, и мне кажется, что с реальностью надо считаться.

Отношение нашей Церкви к принявшим новый календарь было предельно ясно выражено в письме Архиерейскаго Синода к греческим старостильникам от 27.9.1961 года (№ 3 8-50-1296): «Наша Церковь придерживается старого кале­ндаря и считает введение новаго календаря большой сшибкой. Тем не менее, ея тактикой было всегда ХРАНИТЬ ДУХОВНОЕ ОБЩЕНИЕ с православными Церквами, которыя приняли новый календарь, по столько по сколько они празднуют Пасху со­гласно решению Перваго Вселенскаго Собора».

За 11 лет до посылки этого письма, в 1950 го­ду новый календарь проник в недра нашей Церкви. В этом году покойный архиепископ Иоанн вместе с новостильным ру­мынским митрополитом беженцем Виссарионом хиротонисал новостильника архимандрита Феофила во епископы нашей церкви для румынских приходов.

Приблизительно в то же время Архиепископом Иоанном были приняты в нашу Церковь православные голланд­цы, с сохранением для них новаго календаря. Все это было сделано, конечно, с ведома и согласия митрополита Анаста­сия.

Таким образом, в какой-то мере, новый календарь был принят нашей Церковью. В момент принятия ни ру­мынам, ни голландцам не были указаны сроки возможности пользования новым календарем.

Через 15 лет пребывания голландцев с новым календарем в нашей Церкви, в 1965 году митрополит Фила­рет наш Первоиерарх возглавляет в храме-памятнике в Брюсселе хиротонию во епископа архимандрита новостильнаго голландца Иакова, как моего викарнаго епископа для право­славных голландцев. При этом не было поставлено никакого условия перехода па старый календарь.

Третьей хиротонией новостильника в нашей Цер­кви была хиротония протоиерея Евграфа Ковалевскаго, безо­говорочно признанная нашим Епископатом.

Против фактов и истории ничего не возразишь!

А факт тот, что новый календарь не есть новшество в наши дни,          он имеет за собой полувековую давность, с чем приходится считаться, если не хотим быть вне дейст­вительности!

Второй факт, что хиротония прот. Б. Болдеану во епископа была бы ЧЕРВЕРТОЙ хиротонией в нашей Церкви новостильника архиерея. Если раньше делали это, то почему мы теперь нерешаемся? Кого и чего мы боимся? Вот вопрос, над которым следуем задуматься!

Если бы румыны, принадлежащие нашей Церкви, перешли на новый календарь теперь, как например болгары, то мы бы, КОНЕЧНО, должны были отказать в хиротонии прот. В. Болдеану. Но, можно ли в вину ему и его современной пастве ставить переход на новый календарь всей Румынской Церкви полвека тому назад? То, что существует более 50-ти лет, не может быть ликвидировано по «щучьему веленью и моему хотенью» одним росчерком пера. Не требуем ли мы от прот. В. Болдеану НЕВОЗМОЖНАГО и нереальнаго?

Не должны ли мы следовать в данном случае при­меру митрополита Анастасия, архиепископа Иоанна, нашего Синода и нас самих в недавнем прошлом? Не зовет ли нас к этому история нашей Церкви? Не внимая ея зову, мы окажем­ся, в полном смысле от этого слова, НЕПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫМИ!

Наша Церковь, принявшая Румын, без оглядок на календарь, приняла на себя моральную ответственность за них! Можем ли мы оттолкнуть их от себя после 25 лет, как предлагают некоторые преосвященства, и оставить с одним епископом на произвол судьбы. Боюсь, что этим мы создадим вторую секту, на подобие секты Ковалевскаго. Не будет ли положение румын-эмигрантов еще менее каноничным, чем их пребывание в нашей Церкви с новым календарем. Можем ли мы умыть руки в этом вопросе, как Пилат?

На этот вопрос я отвечаю - нет! Лучше им руко­положить епископа, оставив их в нашей Церкви. Ведь они ни в чем перед нами не провинились! Они останутся тем, чем были - верными чадами своей гонимой Матери-Церкви Румынс­кой, временно ищущими убежища и любви у нас!

Ваших Преосвященств собрат во Христе

+ Архиеп. Антоний

СОСЛУЖИМ ЛИ МЫ С ДУХОВЕНСТВОМ ЦЕРКВЕЙ, ПЕРЕШЕДШИХ

НА НОВЫЙ КАЛЕНДАРЬ? (1986 г.)

В ответе на этот вопрос надо различать две возможности:

1. Допускаем ли мы в сослужение с нами священнослужителей Церк­вей, принявших новый календарь? И

2. Служим ли мы сами по новому календарю, ради них?

Первую возможность мы признаем.

Поясняю:

Еще в 1925 году, тотчас после введения новаго календаря в Церковь Христову (с 1923 г. на конгрессе на Афоне) Румынская Церковь пригласила основателя нашей Русской Зарубежной Церкви, митрополита Ан­тония участвовать на торжествах настолования новаго румынскаго патриарха Мирона. Митрополит Антоний принимает приглашение, едет в Бухарест, где и участвует в богослужениях с новокалендарцами. Там же в русской церкви он сослужит с митрополитом Польской Православной Церкви Дионисием, принявшим новый календарь.

В 1953 году архиепископ Иоанн (Максимович), с разрешения митрополита Анастасия РУКОПОЛОЖИЛ, с новостильным румынским митрополи­том - беженцем Виссарионом, проживавшим тогда во Франции, новостильнаго Епископа Феофила, для румын беженцев. Епископ Феофил возглавил ав­тономную румынскую епархию нашей Русской Зарубежной Церкви. С тех пор мы имеем новостильников в ограде нашей Церкви, под непосредственным омофором главы ея - Митрополита.

Позже архиепископ Брюссельский и Западно-Европейский Иоанн принимает в свою епархию новостильных голландцев, ушедших от Москов­ской патриархии. Они, пользуясь новым календарем, просуществовали в нашей Церкви 22 года и глава их получил даже от Собора наших епископов сам епископа - Преосвященный Иаков, епископ Гаагский и Голландский. Очевидно, он был бы нашим епископом и до сего дня, если бы сам не ушел от нас со своею паствою.

27.9.1961 года Архиерейский Синод обратился с письмом к греческим старостильникам, копии котораго посланны были греческому ар­хиепископу Америки и Вселенскому патриарху.

«Наше Церковь придерживается стараго календаря и считает введение новаго календаря большой ошибкой. Тем не менее, ея тактикой было всегда хранить духовное общение с правослаными Церквами, которыя приняли новый календарь, по столько по сколько они празднуют Пасху со­гласно решению Перваго Вселенскаго Собора... Мы никогда не прерывали духовнаго общения с каноническими Церквами, в которых был введен новый календарь.» Митрополит Анастасий.

При нем же была принята архиепископом Иоанном в Западно-Европейскую епархию группа православных французов, руководимая протоие­реем Е. Ковалевским - новостильником. Митрополит Анастасий долгое время сочувствовал возведению прот. Е. Ковалевскаго в сан епископа, не предъявляя однако условия: изменение календаря.

Митрополит Филарет, приезжая каждый год во Францию, служил воскресныя литургии в румынской церкви в Париже со своей новостильной паствой, причащаясь с нею из одной чаши.

Я рукоположил несколько лет тому назад, по письменному по­ручению митрополита Филарета, в Леонинском монастыре, священника - ру­мына Михаила Констандаш, для румын в Париже.

И епископ Феофил и, заменивший его потом, протоиерей Васи­лий Болдеану присылали в Женеву своих священников для обслуживания ру­мын. Когда последние разошлись с прот. В. Болдеану (по его старости и болезни, с ним трудно было сотрудничать), я, видя их трудное положение, рукоположил для них священника Георгия Урсаке, который обслуживает ру­мын по новому календарю, в разных местах Швейцарии, сослужит и мне.

Такова история нашего сослужения с новостильниками, из ко­торой видно, что я лично ничего сам не выдумываю. Я следую в этом воп­росе духовным вождям нашей Церкви: митрополитам: Антонию, Анастасию, ар­хиепископу Иоанну, митрополиту Филарету, которых я считаю истинно пра­вославными примерами для подражания. Они умели избегать опасных крайностей, вводящих в заблуждения, даже лучших чад Церкви.

На второй вопрос, поставленный в начале отвечаю: Я никогда не служил по новому календарю и служить очевидно не буду.

Относительно моих священнослужителей, я придерживаюсь сле­дующих правил:

1.                    принимать к сослужению клириков румынской епархии нашей Рус. Зарубежной Церкви они (т. е. мои священнослужители), конечно, могут, по своему усмотрению.

2.                    принимать к сослужению клириков других автокефаль­ных Церквей, пользующихся новым календарем, они могу только, получив на то мое РАЗРЕШЕНИЕ.

3.                    служить в нашей румынской церкви в Париже, могут только испросивши на то, мое РАЗРЕШЕНИЕ, и то не иначе, как в воскре­сные дни. Аминь

+ Архиепископ Антоний

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments