Kirillov Vladimir Yurievich (kirillov_v_y) wrote,
Kirillov Vladimir Yurievich
kirillov_v_y

Category:

Архиепископ Антоний Женевский о Церкви Христовой

Вл
 

Из доклада, прочитанного Вл. Антонием на 12-ом съезде Западно-Европейской епархии Русской Православной Церкви Заграницей

ЦЕРКОВЬ.

Церковь ‒ это Народ Божий, освященный и води­мый Духом Святым. Глава Церкви ‒ Христос! Церковь ‒ Тело Его! Как в живом теле, все члены его органически связаны между собою и не могут жить один без другого, так и в Церкви мы все являем собою ОДНО ЖИВОЕ ТЕЛО, которое живет, освящается и сохраняется Духом Свя­тым. Все в Церкви божественно, все не от мира сего!

Церковь объединяет Небо и землю, мир видимый и невиди­мый, живущих на земле с пребывающими в ином мире: праведниками, свя­тыми, угодившими Богу и благочестивыми умершими христианами, насле­довавшими Царство небесное.

Церковь ЕДИНА во Христе! В этом единстве Она ‒ непогре­шима! Дух Святой, по неложному обещанию Спасителя, наставляет Ее на Истину.

Церковь на земле борима диаволом и ангелами его. Как морская волна яростно набрасывается на скалу, как бы желая ее сок­рушить, и безсильно откатывается назад, так и ангелы тьмы дерзко атакуют Церковь, но сокрушить Ее безсильны. И если отражая атаку, падают одни воины Христовы, то другие, облеченные в броню благода­ти Божией, отражают усилия диавола и безсильную злобу его!

«Братья мои», говорит нам Апостол, «укрепляйтесь Гос­подом, облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней дьявольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, властей, и мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных…»

И так Церковь в этом мире ведет брань или войну против козней диавольских, против духов злобы. В разные моменты истории, эта война принимала различныя формы и велась с неодинаковым успехом. Периоды благоденствия, покоя и тишины не часто посещали Народ Божий. В мире, во зле лежащем, нормально быть Церкви атакуемой и боримой.

Народ Божий на земле состоит из подобных нам людей, и хотя освященных и водимых Духом Святым но, не сбросивших еще образ ветхаго человека, поддающихся соблазнам диавола, падающих и встаю­щих, грешащих и кающихся.

Вот почему, говоря о жизни Церкви на земле, мы будем говорить и о слабостях, грехах и заблуждениях человеческих, кото­рых нет уже в Церкви, пребывающей на небесах.

Единую Церковь Христову на земле представляют в наше время 14 поместных, автокефальных Церквей. Каждая из них имеет сво­их официальных возглавителей, в лице Главы Церкви (в сане патриар­ха или митрополита или архиепископа) и нескольких высших иерархов, обыкновенно членов Архиерейскаго Синода.

На литургии Василия Великаго, о единстве наших Церквей, мы молимся так: «утоли, Господи, раздоры Церквей», т. е. раздоры между их официальными предстоятелями, которые говорят и действуют от имени возглавляемой ими Церкви. Но если в четвертом веке, когда со­ставлял Василий Великий чин литургии, надо было молиться об умирении церковных раздоров, то в наше время эти раздоры существуют тоже и являют печальную общую картину Церкви Христовой.

И можно было бы прийти в уныние, если бы не понимать то, что одно ‒ официальные предстоятели Церкви, а другое ‒ сама Церковь ‒ божественная полнота ея. Ведь Константинопольская Церковь продол­жала существовать и после подписания ея недобрыми пастырями позор­ной Флорентийской унии с Римом. Русская Церковь существует в СССР и ныне, помимо возглавителей так называемой Московской патриархии.

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДСТОЯТЕЛИ ЦЕРКВЕЙ.

Так как, по апостольскому 34-му правилу, КАЖДЫЙ     НАРОД должен иметь свою Поместную Церковь, то есте­ственно, что границы Церкви даннаго народа совпадают почти всегда с границами его государства, его страны. Всякая же государственная власть, какая бы она ни была, всегда заинтересована в том, чтобы использовать авторитет Церкви в своих интересах. Почему почти все­гда и везде, светские правители стараются влиять на избрание угод­ных им возглавителей Церкви. Максимальное порабощение последних го­сударственной властью достигнуто в СССР.

Поэтому не удивительно, что в официальные представите­ли Церкви часто попадают священнослужители недостойные, заинтересо­ванные в собственной карьере, слабовольные, идущие на компромиссы, заботящиеся больше о собственном положении, чем об интересах Церкви и, зачастую, далеко не выражающих мнений и желаний своей паствы ‒ Народа Божия.

Конечно, столь печальное явление не может почитаться общим правилом. Были, есть и будут истинные предстоятели Церквей, безкомпромисные отцы своей паствы, мужественные и безстрашные ис­поведники Истины и даже мученики. Но в наше трудное и печальное время, таких не много!

Часто судят о всей Церкви, по ея недостойным представи­телям, а эти последние берут на себя смелость говорить от имени всей Церкви, выражая часто не ея мнение, а собственное ‒ в своих интересах ‒ или мнение политических руководителей страны, даровав­ших им привилегированное положение. Так, например, представители Московской патриархии говорят от имени Русской Церкви то, о чем согласия Церкви не спрашивают, зная заведомо, что паства и пастыри думают иначе.

Народ Божий ‒ Полнота Церкви разделена в наши дни кор­донами официальных представителей: несвободными патриархами, титу­лярными митрополитами, фиктивными архиепископами, мало общаго часто с Народом Божиим имеющими. От имени Церкви, говорят только эти пос­ледний, Народ Божий ‒ молчит. Но молчать он не имеет права, ибо каждый православный христианин является полноправным членом Церкви, ответственным за исповедание веры и правильности церковнаго пути.

Вот, что пишут, например, об официальных представителях Московской патриархии в СССР, два московских священника в открытом письме патриарху Алексию, еще в 1965 году:

«В настоящее время в Русской Церкви есть ряд епископов и пресвитеров, которые сознательно служат беззаконию. Это те, кто стяжал недобрую славу усердных закрывателей православных храмов, те, кто любое распоряжение местнаго уполномоченнаго (советскаго чинов­ника по делам Церкви) почитают более евангельскаго слова и церков­ных канонов, это те, кто отлучает детей от святого Причастия, кто ругается церковной святыне, кто предавал своих братьев, те ‒ кто вовсе потеряв страх Божий, ‒ помогает антирелигиозникам в их стремлении разрушить святую Церковь». Страшно даже нам повторять эти слова, современных исповедников правды, из коих следует печальный факт, что главной опасностью для Русской Церкви в Советском Союзе являются «недобрые пастыри» ‒ предатели, усердно и специально под­бираемые воинствующими безбожниками. Так было в 1965 году, так оче­видно продолжается и поныне. <…>

Но в таком положении не одна Русская Церковь в Советс­ком Союзе. Вот, что пишет, об официальных представителях Константи­нопольской патриархии, современный исповедник и православный богослов Сербской Церкви ‒ архимандрит Иустин (Попович):

«В последнее время Конст. патриархия рукоположила огромное число епископов и митрополитов, главным образом титулярных и фиктивных... очевидно для того, чтобы большинством голосов и титулов обезпечить новопапистическия амбиции Конст. патриархии. В поведении официальных представителей этой патриархии, в последния десятилетия чувствуется тоже нездоровое безпокойство и больное духовное настро­ение, которое в 15-ом веке довело Церковь до флорентийскаго преда­тельства и позора унии. Неужели поведение представителей Конст. патриархии во время турецкаго ига (когда последние вместе с турками ‒ старались удушить национальная чувства и церковную самостоятельность славянских и румынскаго народов) останется примером для подражания на все времена?», спрашивает отец Иустин и продолжает: «Несмотря на то, что время турецкаго ига давно прошло, константинопольские митрополиты без народа и епископы без епархий хотели бы еще сейчас держать в своих руках судьбу всей Церкви. Но сегодня не должно и не может быть никакой Флоренции! Не должно быть ни того поведения официальных представителей Конст. патриархии, ко­торое было во времена тяжелого турецкаго ига!.. Судьба Церкви не мо­жет больше быть в руках византийскаго императора или патриарха, ни точно так же, как в руках узко понимаемых автокефалий. Силою Божиею Церковь разрослась на множество поместных Божиих Церквей с многомил­лионной паствой, многия из которых в наши дни кровью запечатлели свое апостольское преемство и свою верность Агнцу. На горизонте уже появилось рождение новых живых поместных Церквей, которых никакая “сверхцерковь” папскаго типа не может лишить их свободы во Христе, ибо это было бы поражением самой сущности Церкви».

Голос архимандрита Иустина есть голос православнаго бо­гослова, который непреложно свидетельствует о том, что официальные представители могут действовать и действуют часто не в интересах Церкви.

В Церкви были всегда добрые и недобрые пастыри, как ‒ адаманты веры и столпы Истины, так и трости ветром бушующаго житейскаго моря колеблемыя. Понимая силу и соблазны этого ветра, раздуваемаго лукавым, мы не всегда даже можем и должны осуждать послед­них лично. Но судить правильно об их поступках, которые к тому же могут иметь пагубныя последствия для Церкви ‒ Народа Божия, мы обязаны и должны. История Церкви нам свидетельствует о том, что быва­ли моменты, когда паства спасала корабль церковный от недобрых пастырей, как-то было, например, в 17-ом веке в Юго-Западной Руси.

ПОЛНОТА ЦЕРКОВНАЯ.

И если оставить в стороне этих недоб­рых и часто навязанных Церкви предстоятелей, то откроется картина полнаго единства и взаимнаго понимания между верующими всех Помест­ных Церквей. Ибо недаром за литургией мы молимся «о благостоянии святых Божиих Церквей» православных «и о соединении всех» ‒ право­славных христиан в единомыслии и любви!

Все мы живем в Церкви в Одном Духе Святом и в благода­ти Божией. Созерцая и переживая, на личном опыте, эту божественную полноту Единаго Тела Христова, мы не можем не верить в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, которую не могут одолеть вра­та ада.

И это сознание единства, святости, непогрешимости и не­победимости Церкви, в которой нет ни эллина, ни иудея, в которой верующие всех национальностей, будь то: серб, француз, испанец, гол­ландец, араб, русский, швейцарец, грек, американец, грузин, болга­рин и т. д. являют полное единство веры и взаимнаго понимания в люб­ви, это сознание является нашей силой, нашим утешением и нашей ра­достью, ибо «сия есть победа, победившая мир ‒ вера наша», говорит апостол.

Горе тем, которые этой непобедимости веры нашей и бо­жественной полноты Церкви не чувствуют и не понимают. Отстраняясь от ошибок официальных представителей Народа Божия, с их недостойны­ми амбициями, с их увлечением экуменизмом и модернизмом, они замы­каются сами в себя и, как сектанты, теряют Церковь, думая быть единственными носителями Истины. Страшный путь сектантства, путь гордо­сти и потери соборнаго сознания Церкви и нашего органическаго един­ства в ней. Таковые грешат против догмата Церкви, ибо не верят, что полноту ея не одолеют врата ада. Грешат они и против Духа Святого, Которым дышит и живет полнота церковная.

На каждом члене Церкви ‒ мирянин ли он или священнослу­житель ‒ лежит одинаковая ответственность за Церковь. Никто от этой ответственности уклониться не может, хотя бы, словами о том, что я де не понимаю, или не знаю, или знать не хочу! <…>

ЭКУМЕНИЗМ.

В этом вопросе только представители нашей Русской Православной Церкви Заграницей находятся в особом положении в современном православном мире ‒ наши иерархи не являются чле­нами Мирового Совета Церквей. Почему ‒ спросят нас! Да потому что невозможно верить в ЕДИНУЮ, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь и одновременно исповедывать идеи Экуменизма. Одно другое исключает.

Церковь ОДНА и может быть только или присоединение к ней или отделение от нея, Ни о каком соединении неправославных «церквей», во множественном числе, не может быть и речи. Эта идея без будущаго, ибо она не реальна и антицерковна. Экуменизм отрицает догмат о Церкви, как единственной носительнице Истины.

Участвуют в Мировом Совете Церквей представители всех Поместных Церквей: кто по расчету, кто по принуждению власть имущих кто ради того, что бы иметь хотя бы видимую связь со свободным миром и тем крепче противостоят безбожникам в своей стране, кто ‒ чтобы чувствовать единство с верующими свободнаго мира. Но очень сомните­льно, чтобы кто-нибудь из православных иерархов верил бы в возмож­ность реальнаго осуществления идей экуменизма. Тем более для Народа, Божьего, для верующих эти идеи и чужды и часто незнакомы. Вглубь жизни Церкви они не проникают, оставаясь на поверхности ея.

Перед лицом безбожия, готового поглотить всех верующих, мы несомненно чувствуем, что инославные христиане наши братья и особенно те, которые понимают истинное положение наших и своих бра­тьев за железным занавесом и стараются им помочь, как то было, на­пример, на генеральной Ассамблее Мирового Совета Церквей в Кении! Но мы далеки от того, чтобы считать себя с ними ‒ принадлежащим уже Единой Церкви. Вот почему мы не видим ничего предосудительнаго в том, что абазинские католические монахи были приняты на Афоне в Православную Церковь через таинство крещения. Но этот факт разделил мнения участников съезда Православнаго Братства Западной Европы в городе Амьене, ибо богословы экуменически настроенные выразили порицание такому принятию в Церковь католиков, что далеко не все поддержали и против мнения богословов протестовали. <…>

НАША ЦЕРКОВЬ.

Русская Православная Церковь Заграницей, волею Божиею, стоит в стороне от суетливой и печальной деятельности и узких интересов современных предстоятелей Православных Церквей. С одной стороны мы ими отвержены в угоду Советской власти, с другой ‒ и нам, со многими из них, не по дороге.

«В наше трудное время, верим мы в то, что Господу пона­добилось особое церковное Тело ‒ наша Церковь русская за границей, т. е. несвязанная с территорией Советскаго Союза и ея правителями ‒ воинствующими безбожниками. Другими словами только Церковь ЗАРУБЕЖНАЯ может быть СВОБОДНОЙ в наше лукавое время…

Находясь на территории многих государств, наша Церковь является наиболее свободной из всех православных Церквей современна го мира. Ибо, если бы, от чего мы не можем быть гарантированы, в какой либо стране местныя власти и оказали бы давление на представителей наших епархий или приходов, вынуждая их силою, к действиям или высказываниям несогласным с учением Церкви, то в других странах на­ши иерархи остаются свободными для свидетельства истины. Наши пер­воиерархи с состоящим при них Архиерейским Синодом свободно меняют местожительство, в случае надобности, не будучи связаны с территорией или городом».

Наша Церковь существует вполне законно в православной диаспоре, которая не имеет иного Хозяина, кроме Главы Церкви ‒ Гос­пода нашего Иисуса Христа. Здесь мы имеем две задачи: сохранение чистоты Православия и проповедь его народам, среди которых мы живем.

Наше нахождение в диаспоре привлекло к Церкви многих инославных, искавших истину Православия и ставших верными сынами ея. Это они ведут теперь главным образом проповедь православия от имени нашей Церкви, вместе с сыновьями и внуками бывших русских, сербских и других политических эмигрантов. Это новое поколение православных, подданных многих государств, свидетельствует миру истину Правосла­вия.

Вот почему Русская Зарубежная Церковь, милостью Божиею, переросла свое наименование. Не отрываясь от Матери ‒ Русской Цер­кви, она фактически является свободной, многонародной и многоязыч­ной Церковью диаспоры, существующей, правда, почти автокефально, но в силу лишь необходимости и конечно временно. Объединяя представи­телей разных народов, наша Церковь не имеет никакого основания стать автокефальною. <…>

Архиепископ Антоний              

Лион, март 1978 г.

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments